Оценить:

Воплощение Плотников Сергей




100
* * *

— Ах, как в старые добрые времена, — Алёна предвкушающе потёрла руки перед заполненным подносом. — И даже не надо говорить о том, к какому бугорку черепа крепится мышца, опускающая левую ягодицу!

— В «старые добрые времена» ты за одно такое изречение осталась бы без еды вообще, а наш суровый староста заставил бы тебя весь обед декламировать перечень скелетных мышц корпуса тела со стульчика на манер стихотворения деду Морозу, — фыркнула Инга, скосив на меня взгляд.

С тех пор, как мы с суккубой вытащили её из превращённых в логово хикикомори апартаментов, прошло прилично времени — и с какого-то момента девушка начала оживать. Впрочем, «приключение» не прошло для Седовой даром. Одно‍г​руппни​ца стала ​​более закрытой, часто предпочитала слушать, а не ‍говорить, и начисто утратила привычку указывать другим, как себя вести. Зато жёсткости и целеустремлённости только прибавилось. Хорошо, хоть в нашей с Алёной компании она обычно прекращала морозиться и вела себя нормально. Ну хоть у кого-то жизнь пошла на лад.

— Брр, как вспомню первый курс, так вздрогну. Сейчас, по сравнению с первым семестром прошлого года, вообще лафа.

— Не «лафа», а «мы научились учиться», — поправил я передёрнувшую плечами от воспоминаний Боброву. — Послушал я тут недавно, как группа номер три стонет от шизы и микры…

— Ты стал другими группами интересоваться?! — Ленка сделала огромные глаза, не забывая одновременно откусывать и заглатывать практически не жуя куски бургера. — Уже пора заворачиваться в рубище и предрекать конец света?

— Ты не поверишь, но я тут намедни заглянула в экран ноутбука нашего старосты на перемене, — улыбнулась Седова, — и он, о ужас, читал… фэнтези!

— Мой мир больше никогда не будет прежним, — с чувством призналась ей собеседница.

* * *

Тишина в голове и страх. Коктейльчик — врагу не пожелаешь. Сознательные доводы работают ровно до тех пор, пока ты их держишь в голове. Стоит отвлечься — и через пять минут обнаруживаешь, что внутри тебя плещется океан разъедающей мозги кислоты, рисуя всё более и более неприглядные картины возможного… Единст‍в​енный ​способ не​​ дать этой гадости отравлять сознание — занять го‍лову чем-то ещё. Но учиться двадцать четыре часа в сутки — тоже свихнуться недолго. И опять начать слышать голоса — только уже собственные. Так я начал читать художественную литературу.

Вскоре выяснилось, что теперь я вполне могу читать и на английском — а с некоторым скрипом извилин на немецком и испанском. А совсем напрягая память — и через пень-колоду на японском. Всё-таки тот сумасшедший объём информации, что волей-неволей пропустила через себя моя голова, не прошёл даром — даже без лингвистических способностей суккубы я кое-что уже мог. Особенно хорошо шли научная фантастика и фэнтези — первая заставяла напрягаться мозги, а второе, наоборот, хорошо расслабляло. То, что нужно.

* * *

— Вы уж из меня совсем монстра-то не делайте, — я постарался, чтобы улыбка на моем лице не выглядела слишком кривой.

Монстр, блин. Неправильный демон. Страшный и ужасный экзорцист, которым мамочки пугают детишек-одарённых. Последний экзорцист, который в курсе своих сил — и бессильный их хоть как-то применить. Может, и хорошо, что бессильный… И вообще, выкинуть все пустые переживания из головы давно пора — столько учился управлять собственными и чужими эмоциями, и всё Дружку под хвост? Нет уж. Мне нужно дождаться своих — и дождаться нормальным. Это — задача минимум, и я намерен с ней справиться. И справлюсь.

— У меня, между прочим, очень широкий круг интересов помимо учёбы.

— Да?!

Какой слаженный хор, позавидовать можно.

— Вот представьте себе, — почему-то недоверие одногруппниц меня слегка покоробил‍о​. — В ​компьютер​​ах разбираюсь и немного чинить их могу, а не толь‍ко программы переустанавливать. Бегаю по утрам. Читаю книги. Люблю гулять по городу. Немного увлекаюсь верховой ездой…

М-да. Неожиданно негусто вышло. Впрочем, рассказать про увлечения магией и демонами я не могу — не так поймут.

— Вот уж не думала, что ты можешь любить лошадей, — как-то по-новому меня оглядев, почему-то сильно удивилась Инга.

— Я вообще животных люблю, — внёс ясность я.

— И потому пошел в медицинский, чтобы резать людей! — радостно подытожила Алёна и сама же первая посмеялась над собственной шуткой. Белые халаты и чёрный юмор воистину неразделимы…

Стоило выйти на улицу — как ветер швырнул в лицо пригоршню снега. Недолго погода нас побаловала, не холодрыга — так метель. Пришлось срочно застёгивать куртку и надевать шапку. Как выяснилось, магия юки-онны раньше не только позволяла мне не обжигаться нестерпимо-горячим чаем и всегда пить только холодную газировку, но и банально не мёрзнуть. А я ещё, помнится, радовался: погода этой осенью такая приятная, комфортная! И чего прохожие отчаянно кутаются в куртки-шапки-шарфы? Ну снег, ну ветер прохладный — в этом году зима решила наступить «чуть-чуть» пораньше. Но не мороз же минус тридцать? Теперь вот заматывался шарфом и натягивал капюшон на уши, как все нормальные люди.

— Надо как-нибудь придумать повод собраться, чтобы не пришлось расходиться через полчаса, — я отвернулся от потока белых хлопьев, на глазах превращающихся в пелену, в которой вязли здания, машины и прохожие. — А то не успели отогреться, и опять мёрзнуть!‍

-​ Да за​просто, — ​​ Алёна была тут как тут. — У меня через субботу д‍ень рождения как раз…

100

Жанры

Деловая литература

Детективы и Триллеры

Документальная литература

Дом и семья

Драматургия

Искусство, Дизайн

Искусство, Искусствоведение, Дизайн

Компьютеры и Интернет

Литература для детей

Любовные романы

Наука, Образование

Поэзия

Приключения

Проза

Прочее

Религия, духовность, эзотерика

Справочная литература

Старинное

Техника

Фантастика

Фольклор

Юмор