Оценить:

Тень сомнения. Любитель свободы Радфорд Эмма




9

3

Большую часть времени прошедших шести недель Стенли провел в седле или за рулем джипа, выслеживая угонщиков скота. Он не был дома ни разу после того, как привез туда Люси с Альмой. Уезжая далеко в прерии, он ночевал где придется. Наконец кочевая жизнь надоела Стенли. Оставалось два дня до наступления Рождества, и ему захотелось провести праздники в своем доме. Даже если придется делить свой досуг с малознакомой женщиной и ее ребенком.

А может быть, Люси нашла за это время какой-нибудь новый источник существования и отбыла вместе со своей маленькой дочкой. Но в глубине души он надеялся, что они по-прежнему остаются пока у него. Им владели весьма противоречивые чувства.

Люси не выходила у него из головы. Стенли видел причину этого в том, что давно не имел никаких дел с женщинами. Ее карие кошачьи глаза, нежный румянец на алебастрово-белом лице, копна кудрявых золотисто-каштановых волос — все это ему представлялось высшим проявлением красоты. Он постоянно вспоминал ее длинные ноги, мелькнувшие из-под одеяла. Или ее пышные груди, такие соблазнительные.

Он хотел ее. В его желании не было ничего от души и от сердца. Это было примитивное вожделение стосковавшегося самца. И все же его сердце забилось быстрее, когда он, подъезжая к дому, увидел дым, струившийся из трубы. Женщина была еще там.

Стенли оставил джип снаружи, не загоняя в гараж, а сам вошел через парадный вход, сгорая от нетерпения перед новой встречей с Люси.

Войдя внутрь, он удивился. Что-то в его доме было не так. Мебель была переставлена, появился уютный уголок возле камина. Все сверкало чистотой. Женщина принесла в дом зеленые ветки, воткнула их вокруг полки над камином, связав между собой красным бархатным шнуром. Она поставила даже елку с самодельными украшениями.

Это был уютный, обжитой и по-праздничному убранный дом. Но не его дом.

Он не праздновал рождественских праздников после того, как в восемнадцать лет покинул отчий дом. Праздники вызывали в нем слишком много горьких воспоминаний об отце, его новой жене и их сыне, отнявшем у него даже то маленькое место, которое ему удалось раньше отвоевать у отца. Он убедил себя, что ему и не нужно, чтобы его любил кто-нибудь. После окончания колледжа, вместо того чтобы по примеру отца заняться бизнесом, он укрылся во временном убежище и жил один, арендуя квартиру в городе, пока не построил собственный дом. Он стал работать в частном сыскном агентстве.

Рождественская елка вызвала болезненные воспоминания о том, как постепенно он отдалялся от своей семьи и в конце концов стал жить уединенно. Но на Рождество в этом году он не будет в одиночестве!

По запаху он прошел на кухню к плите, где булькало ароматное мясо, предназначенное, очевидно, на ужин. Он взял деревянную ложку и попробовал. Мясо было восхитительным, с острым запахом специй.

В доме было тихо. Он любил тишину. Сейчас она его раздражала. Где же женщина? Где ее крошка?

Он направился на поиски Люси и нашел ее в спальной комнате для гостей, где она сидела на краю одной из двух односпальных кроватей и читала дочери сказку. Стенли остановился в дверях, слушая, как они смеялись, когда Люси свирепо и в то же время устало дула на нарисованный в книжке домик. У него защемило в груди.

Стенли понял, что Люси почувствовала его присутствие: ее плечи напряглись, и она прекратила чтение на половине фразы.

— Мама, почему ты остановилась? — спросил ребенок. — Разве большой плохой волк уже сдул кирпичный домик?

Люси обернулась и посмотрела на вошедшего через плечо. У него по спине пробежали мурашки. Ноздри раздулись, как у самца, готового к атаке.

Женщина мгновенно осознала опасность. Расширились зрачки ее глаз, остался открытым рот, не успевший глотнуть порцию свежего воздуха, напряглось тело.

Стенли видел беспокойство в ее глазах и вместе с тем ощущал переполнявшее ее любовное томление. Тогда он пошел медленно, осторожно, останавливаясь, подбирая с пола детские книжки.

И тут он увидел, что гипс исчез — ее рука зажила! Но она осталась здесь, никуда не уехала! Это была победа! У него мелькнула сумасшедшая мысль, что сейчас Люси бросится в его объятия.

Он сделал шаг, протянул руки и в следующую секунду почувствовал, что в них что-то неистово забарахталось. Маленькая девочка метнулась к нему с кровати с такой быстротой, что он едва успел подхватить ее.

— Ты вернулся! — громко щебетала малышка, крепко обнимая его за шею. — Мама сказала, что ты вернешься. Мама сказала, что ты хороший дядя. Мама сказала, что ты заботишься о нас.

Стенли нахмурился.

— Я считал, что ты не любишь меня.

Карие глазки Альмы обратились на мать.

— Мама?

— Думаю, что ребенок хочет дать тебе еще один шанс, — сказала Люси таким напряженным голосом, что он отозвался в нем дрожью.

— Мне кажется, это благодаря тебе!

Она было улыбнулась, но по мере того, как возникшее между ними напряжение росло, улыбка покидала ее лицо.

Между тем Альма обхватила щеки Стенли своими ладошками, чтобы обратить на себя его внимание.

— Мне нравится здесь, — сказала она. — Я могу играть, отламывать веточки от деревьев и кустарников. Мама сказала, что ты можешь разрешить нам остаться, если я буду послушной девочкой! Я думаю, что уже не могу говорить, что не люблю тебя! — добавила она.

Люси зарделась от удовольствия. Вот как она заставила маленькую девочку изменить мнение о нем!

— Я обещаю тебе быть хорошей! — заявила Альма. — Ты позволишь нам остаться? Ты видел елку?

9

Жанры

Деловая литература

Детективы и Триллеры

Документальная литература

Дом и семья

Драматургия

Искусство, Дизайн

Искусство, Искусствоведение, Дизайн

Компьютеры и Интернет

Литература для детей

Любовные романы

Наука, Образование

Поэзия

Приключения

Проза

Прочее

Религия, духовность, эзотерика

Справочная литература

Старинное

Техника

Фантастика

Фольклор

Юмор