Оценить:

Мрак под солнцем Абдуллаев Чингиз




39

— Как-нибудь переживу. — Положив трубку, Роджер снова оглядел всех присутствующих. — Пугают, — сказал он улыбнувшись, — хотят, чтобы я перестал интересоваться Биксби и его связями.

— У вас есть какие-нибудь подозрения? — спросил Отилио.

— Есть. Полковник встречался с Луисом Эррерой, я видел их совместные фотографии. Вы можете себе представить, какой шанс будет у торговцев наркотиками, если на их стороне будет работать полковник Пол Биксби?

— Серьезное обвинение, — кивнул Генри. У него над губой появился пот, но он не обращал на это никакого внимания.

— Нужно выйти на Эулалио Пердомо, — сказала вдруг мисс Саммерс, — он как раз тот человек, который нам сейчас нужен.

«Вот тебе и секретарь, — подумал Роджер. — Они всегда знают больше, чем мы все, вместе взятые. Впрочем, в резидентуре ЦРУ не бывает простых технических секретарей. Здесь все — офицеры ЦРУ».

— Она права, — сразу сказал Отилио, — нам нужен этот Пердомо. — Эулалио Пердомо был доверенным лицом Луиса Эрреры в Мексике. Все знали, что он был также и представителем Эрреры в нескольких подставных компаниях.

— Подождите, — вспомнил вдруг Роджер, — я могу позвонить еще одному человеку.

Он набрал номер Марио Трентини. К его радости, трубку снял сам Трентини.

— Добрый день, — возбужденно сказал Роджер, — это говорит Роджер Робинсон из Мехико. Помните наш разговор два дня назад насчет исчезнувшего друга?

— У вас телефон не прослушивается? — сразу спросил Трентини.

— Не знаю, но сейчас это не важно. Вы можете передать мне по факсу данные счетов нашего друга?

— Хорошо, — мрачно сказал Трентини, — у вас еще что-нибудь есть ко мне?

— Больше ничего, когда вы их можете передать?

— Прямо сейчас. Вы в своем кабинете?

— Да.

— Я позвоню вам по другому телефону. — Трентини повесил трубку.

— Кажется, они все посходили с ума, — пробормотал Роджер, — этот тоже не хочет разговаривать, говорит, что перезвонит. Но счета, по которым Биксби получал из Мексики деньги за последний месяц, обещал прислать.

— Тогда мы сумеем выйти на этих ребят, — уверенно сказал Генри.

— Я постараюсь собрать данные на Пердомо, — поднялся Отилио, — по нашим сведениям, он был в Мексике. Постараюсь его найти. Если нужно, задействую и местную полицию.

Снова зазвонил телефон. Роджер покачал головой, улыбаясь.

— Это наверняка Трентини. Теперь и он будет разговаривать по специальному телефону.

Он поднял трубку, и улыбка медленно сползла с его лица. И замерла где-то на подбородке, так и не успев исчезнуть. Все заметили, как изменилось у него лицо, как задрожал подбородок, чуть дернувшись в сторону, как заблестели глаза.

Все молчали. Роджер очень осторожно положил трубку.

— В больнице сегодня умер Уильям Браун. Скончался, не приходя в сознание.

Глава 11

Быть инвалидом в Париже — это быть почти здоровым. В городах Западной Европы, особенно в туристических центрах и столицах государств, тебе не дают почувствовать, что ты инвалид. Здесь все предусмотрено для удобства людей, получивших травму. Во всех общественных местах существуют специальные туалеты для инвалидов. Весь общественный транспорт устроен таким образом, что инвалидная коляска может сама въехать в троллейбус или метро, проехать через весь город самостоятельно. Ты никак не чувствуешь себя человеком второго сорта. На светофорах, кроме световых сигналов, подается и специальный звуковой для Незрячих людей. Во всех ресторанах и кафе есть специальные въезды для инвалидов, на всех тротуарах существуют удобные мягкие наклонные дорожки для инвалидных колясок. Словом, если вы инвалид, то в Париже вам будет чудесно. Остается лишь самая малость — наличие жены-миллионерши или крупной суммы денег в ваших карманах. И тогда город, у ваших ног.

У Бернардо имелись сразу все три достоинства. Он сидел в инвалидной коляске, имел жену-миллионершу, а в карманах у него была довольно солидная сумма денег, выданных ему еще перед поездкой в Мадрид. Зная, что он женат на миллионерше, руководство сочло возможным выделить ему около десяти тысяч долларов. И хотя этих денег явно не хватило бы на тот образ жизни, который вела Инес Контрерас, на мелкие сувениры и подарки это была очень приличная сумма. Весь день они гуляли по Парижу. С ним был и неразлучный врач-марокканец, впервые открывающий для себя столицу любви. И если Нью-Йорк — это столица мировой цивилизации конца XX века, Лос-Анджелес — кинематографическая столица человечества, а Вена, Рим и Мадрид — величайшие памятники человеческого гения, то Париж — это Столица любви, парфюмерии, дорогих кутюрье, загадочных женщин, неистовых мужчин. Париж — это город влюбленных и поэтов, художников и самоубийц. Париж — это Париж. И этим словом сказано все. Они видели набережную Сены, обедали на Елисейских Полях, гуляли по бульвару Виктора Гюго, в вечерней темноте поднимались на ярко освещенную, словно рождественская елка, Эйфелеву башню и катались по реке на речных трамвайчиках под смех и поцелуи влюбленных. Это был карнавал любви и гимн жизни. И они вели себя как молодые супруги.

Когда они обедали в одном из ресторанчиков на Елисейских Полях, к ним подошла девушка с большой корзиной цветов. Выбрав самый лучший букет, Бернардо подарил его Инес.

— Кажется, вы начинаете входить во вкус, — заметила довольная таким знаком внимания женщина.

— Просто мне начинает нравиться быть женатым, — сказал улыбнувшийся Бернардо, в этот день он не так сильно переживал за свое инвалидное кресло. Жоакин обещал, что через месяц он сможет уже нормально передвигаться, а Бернардо сразу поверил в этого молодого врача, умудряющегося, несмотря на свой темный цвет кожи, даже заметно краснеть в присутствии Инес Контрерас.

39

Жанры

Деловая литература

Детективы и Триллеры

Документальная литература

Дом и семья

Драматургия

Искусство, Дизайн

Искусство, Искусствоведение, Дизайн

Компьютеры и Интернет

Литература для детей

Любовные романы

Наука, Образование

Поэзия

Приключения

Проза

Прочее

Религия, духовность, эзотерика

Справочная литература

Старинное

Техника

Фантастика

Фольклор

Юмор