Оценить:

Любовная мозаика Смит Карен




7

— Кстати, мисс Конрад, — крикнул он, выходя из дома, — Рон уточнил дату собрания: в половине девятого в следующий вторник, но где оно будет проводиться — пока неизвестно. Вы пойдете?

— Я пообещала, значит, пойду, — сказала она, щурясь от едкого дыма.

— Слушайте, — на Рэйнольдса нашла болтливость, — никак не могу определить по вашему акценту, где вы росли?

— До трех лет на западе Пенсильвании. Потом мы жили в Центральной Африке. — Пейдж переворачивала грудки. — Когда исполнилось десять, меня отправили в Англию, в закрытый пансион. Потом — Замбия, затем медицинский колледж в Огайо и снова экзотика — Эфиопия. Это только факты. — Ее лицо сделалось грустным. — А вообще-то в Замбии умер мой отец.

— Простите, — смутился Клэй.

— А где сейчас живет ваша семья? — поспешила Пейдж сгладить тягостное впечатление, произведенное на него ее словами.

— В Рейстерстауне.

Тон мужчины не располагал к дальнейшим расспросам.

Тем временем по саду распространился восхитительный аромат. Пейдж переложила сочные подрумянившиеся кусочки на овальное ярко-желтое блюдо и передала его Клэю: их пальцы случайно соприкоснулись. Пейдж показалось, что ее пронзила неописуемая сладкая боль, внезапная и пугающая, как электрический разряд. Ошеломленная, она отступила на шаг.

— Пожалуйста, поставьте это на стол, а я приготовлю рис и салат, — смутившись, попросила девушка и поспешно скрылась в доме.

Клэй остался стоять неподвижно под впечатлением случившегося. Перед ним, словно на проявляемой фотографии, все отчетливее проступало лицо Пейдж, свежее, влекущее, как прохладный, хрустальной чистоты ручей в жаркий летний полдень. Он четко видел ее полуоткрытые губы, пушистые короткие волосы, растрепавшиеся и пахнущие дымом, округлый девичий подбородок…

Ужинали в гостиной. Из колонок проигрывателя, включенного Доком, доносилась приглушенная классическая музыка. Сидели в полумраке. На стол падали отсветы от горящих массивных свечей и весело пылающего камина. Приборы и бокалы поблескивали, придавая вечеру атмосферу романтики и уюта…

— Ужин был отменный, — спустя час с небольшим промурлыкал папаша Док, откидываясь на спинку стула и откладывая в сторону льняную салфетку.

— Точнее не скажешь, — подтвердил Клэй, поддевая на вилку последний, а потому самый вкусный кусочек.

— Спасибо, — мягко улыбнулась довольная Пейдж и принялась собирать посуду. — Признаюсь, я очень люблю готовить. Особенно когда к моим услугам все достижения цивилизации — микроволновка, посудомоечная машина и тому подобное.

Клэй помог девушке навести порядок и усадил старика Дока в кресло-качалку на веранде. Облачась с белый шерстяной свитер, Пейдж обратилась к Клэю:

— После ужина я обычно гуляю. Не хотите составить мне компанию?

Мужчина с наслаждением затягиваясь сигарой, любовался сумеречным лесом. Он чувствовал, что чем больше узнает Пейдж, тем сильнее его влечет к ней.

— Почему бы и нет? — просто ответил он.

Величественный вечерний лес, в который они вошли, подавлял своей мощью. Воздух был пропитан густым настоем хвои, а под их ногами слегка пружинил влажный мох.

Пейдж показалось, что эта вечерняя прогулка сблизила их. И она решила задать Клэю вопрос, который по-прежнему не оставлял ее в покое.

— Клэй. — Девушка остановилась и повернулась спиной к стволу могучей сосны. — Что случилось с вами тогда в горах?

Мужчина словно не расслышал вопроса. Он просто молчал. Странно, а ведь ему казалось, что для него не составит труда доверить этой | женщине свою тайну. Но получилось, что это не так уж и легко.

— Я стараюсь по возможности не говорить об этом, — услышал он свой голос.

— Но почему? — искренне недоумевала Пейдж.

— Так проще, безопаснее, что ли. Чем меньше о тебе знают, тем труднее задеть, обидеть тебя.

— Я другого мнения, — возразила девушка. — Мне кажется, люди всегда готовы помочь…

— Значит, вам повезло, — с горечью перебил Клэй. — На самом деле мир жесток, каждый второй норовит добить слабого. Заикнешься о чем-нибудь личном — назавтра весь Лэнгли будет о тебе судачить. Тяжело это.

— Вы считаете меня сплетницей? — возмутилась его собеседница. — По-вашему, я способна разнести «всему свету по секрету»?

— Нет. — Рэйнольдс мягко улыбнулся и обнял ее как понапрасну обиженного ребенка. — Вы не из таких, я сразу понял. Просто у меня накопилось много боли, я перестал верить людям, живу, как волк-одиночка.

Пейдж хотелось, чтобы это дружеское объятие продлилось. Клэй хотел того же, но, справившись с нахлынувшей волной страсти, спокойным, даже отстраненным голосом произнес:

— Совсем стемнело и начинает холодать. Пойдемте-ка домой.

— Да. К тому же я, кажется, промочила ноги, — не скрывая разочарования, отозвалась девушка.

Их фигуры, почти неразличимые среди бесконечных стволов, удалялись в сторону ярких окон жилища Дока, а над лесом все выше и выше поднималась белая, как алебастр, луна.

3

Рон Мерфи устроил собрание у себя дома. Клэй немного опоздал и, войдя в гостиную, обнаружил всю компанию в сборе. Добровольцы, большинство из которых были его знакомыми, разместились кто где — на диванах, ковре, подлокотниках кресел…

Пейдж тоже пришла. Без макияжа, немного бледная, но, как всегда, очаровательная. Она сидела на краю журнального столика с блокнотом и карандашом в руках. На ней были черные узкие брюки и хлопковый обтягивающий свитер. Клэй кивком приветствовал собравшихся и облокотился о дверной косяк.

7

Жанры

Деловая литература

Детективы и Триллеры

Документальная литература

Дом и семья

Драматургия

Искусство, Дизайн

Искусство, Искусствоведение, Дизайн

Компьютеры и Интернет

Литература для детей

Любовные романы

Наука, Образование

Поэзия

Приключения

Проза

Прочее

Религия, духовность, эзотерика

Справочная литература

Старинное

Техника

Фантастика

Фольклор

Юмор