Оценить:

Невеста и Чудовище Васина Нина




59
Мы будем Вам очень признательны, если Вы оцените данную книгу или поделитесь своими впечатлениями о книге на странице комментариев.


Потому что я взяла след зайца первой. И ушла потом от собаки за два круга.

Пока Байрон развлекался, науськивая эстонца, я слегка пробежалась трусцой между деревьями по заиндевевшим разноцветным листьям. И сразу поняла, что могу бежать так же быстро и счастливо, как тогда, в Объедкино. Я не знала, чем это может кончиться, поэтому на всякий случай определила по запаху воду – ручей в километре на запад. Что я буду в нем отмывать, если дела пойдут совсем бесконтрольно, я старалась не думать. Бежать, бежать и бежать – вот это счастье! Разогнавшись до начальной стадии эйфории, я замирала от страха и восторга каждый раз, когда обнаруживала новые запахи. Две лисицы – самец и самка! Старый лось и молодая лосиха! Четверка матерых волков с подраненной волчицей – на левой передней лапе загноение... Мертвечина слева – полуразложившийся крупный еж. И дикое количество зайцев на опушке.

Эстонец почуял ток моей крови и погнался отчаянно, зазывая Байрона на диковинного зверя. Я скинула галоши и ушла от собаки, по-лисьи намотав два круга.

Набегалась вволю, чтобы потом быстрее вернуть с усталостью ощущение тела. Чтобы зачумленный мозг отстранился от запахов и начал соображать и вспоминать. Пришлось почти силой заставить себя остановиться, захватить добычу и выйти с нею на Байрона.

И вот я иду, уставшая и счастливая. На ногах у меня остатки шерстяных носков, а в руках – по зайцу. Я несу их за шкирки. Зайцы обвисли в обмороке. И чем больше мое тело вспоминает человеческие ощущения, тем тяжелее мне этих зайцев нести.

Вышла к дороге и свистнула. Далеко впереди на дорогу вышел Байрон. Я слышала, как ломится слева из леса ко мне напролом эстонец, призывно лая. Выбежав, он метался рядом, дыбил шерсть, переходя от громкого лая к извинительному скулежу, совершенно растерянный.

Байрон, подойдя на достаточно близкое расстояние, утерял свою улыбку победителя: он нес убитого зайца, пристегнув его к поясу. Это был немолодой, но вполне откормленный и здоровый зверь. Капли крови из раны на голове капали на высокие охотничьи сапоги Байрона. Заметив двух моих, крупных и тяжеленных, он остановился и удивленно заметил:

– Текила!.. Где ты это взяла? Они что – живые?..

– Поймала, – честно ответила я. – Но раз ты с добычей – отпустим.

– Как это – отпустим? – возмутился Байрон. – Что значит – поймала?

Я положила зайцев на траву у обочины. Они лежали, продолжая изображать предсмертный обморок. Эстонец от такого зрелища впал в полное неистовство, не понимая, что мы делаем и как ему поступить с валяющейся, но живой добычей, когда охотники стоят рядом. В те редкие мгновения, когда он останавливался, его тело тряслось мелкой дрожью, пес смотрел на нас с недоумением и укором.

– Давай – по-честному, – предложила я. – Сейчас они побегут в лес. Если ты догонишь или попадешь, значит, у нас на обед будет два зайца.

– Текила, ты с кем разговариваешь? – спросил Байрон, не снимая ружье и не собираясь стрелять.

Зайцы одновременно, как по команде, рванули в лес. Эстонец – за ними. Я видела несколько секунд, как его рыжие уши мелькают в деревьях.

Байрон посмотрел на меня, как когда-то Бирс в цветочном кафе – настороженно и с восторгом. Он плохо понимал, что происходит, и еще досада мешала думать: было жалко упущенной добычи. Я попыталась оправдаться:

– Зато все по-честному. Не загрызать же мне их было, в конце концов, – и отвела взгляд, чтобы он не заметил, как я горда собой – обошлась без крови.

Байрон внимательно осмотрел меня. Задержался взглядом на рваных носках. Взял мою руку и рассмотрел пальцы. Я с Федькой перестала грызть ногти, они сейчас были в земле и местами до крови поврежденные. Байрон ничего не сказал. Молча мы пошли к деревне, причем я начала ощущать боль в мышцах и суставах – еле плелась.

– Текила, а ты расскажешь мне, где была, пока я ездил тогда за «Скорой»? – тихо спросил Байрон.

И я подумала, что Лизавета могла говорить сыну о том, что она делала и где бывала в коме. Поэтому ответила решительно:

– Нет.

Он кивнул, как будто ничего другого и не ожидал.

– А на охоту со мной еще будешь ходить? Или...

– Конечно, – обрадовалась я. – Только с тобой! Клянусь. Если... тебя это не напрягает.

– Меня твой вид жутко напрягает, – странным голосом сказал Байрон, снимая ружье и расстегивая пояс. – Я даже идти не могу, – он рывками, тяжело дыша, начал стаскивать с меня джинсы.

Толкнул на землю, чтобы я стала на четвереньки. И мы судорожно занялись этим прямо на обочине, в сотне метров от первых деревенских домов. Рядом валялось ружье и убитый заяц. Где-то в лесу лаял эстонец – далекий тусклый колокольчик в шуме ветра.

Эпилог

Прошло еще тринадцать лет. Мы с Байроном сидим в кафе в Амстердаме. Напротив – небольшая гостиница. Мы прослушиваем номер на втором этаже и едим булочки с кофе. Столики стоят на тротуаре. К заграждению неподалеку прислонены наши велосипеды. Голый мим, выкрашенный бронзовой краской, пристает к прохожим. Его замерзший окрашенный член уныло покачивается, когда мим застывает скульптурой. Наш объект в номере на втором этаже разговаривает по телефону. Ее зовут Касабланка, и на завтра она записана на аборт в клинике Зейбешталля. «Аборты. Большие скидки для наркоманок и суицидников» – такое вот милое объявление в Интернете. Раздел «анонимное лечение».

Касабланка волнуется и просит по телефону девушку подвезти ей до двенадцати «героя», а то жизнь стала «совсем неперевариваемым дерьмом». Потом она звонит по другому номеру и разговаривает на английском. Заказывает билет до Петербурга на послезавтра.

Мы будем Вам очень признательны, если Вы оцените данную книгу или поделитесь своими впечатлениями о книге на странице комментариев.


59

Жанры

Деловая литература

Детективы и Триллеры

Документальная литература

Дом и семья

Драматургия

Искусство, Дизайн

Искусство, Искусствоведение, Дизайн

Компьютеры и Интернет

Литература для детей

Любовные романы

Наука, Образование

Поэзия

Приключения

Проза

Прочее

Религия, духовность, эзотерика

Справочная литература

Старинное

Техника

Фантастика

Фольклор

Юмор