Оценить:

Невеста и Чудовище Васина Нина




55

– Внук! – возмутилась я.

– Не важно. Ты какой хочешь – сливочный крем или взбитые сливки? – Мама уже в коридоре. Одевается.

– А можно мне кусок мяса? – спрашиваю я.

Мамавера заглянула в комнату.

– Ну конечно! Я знаю круглосуточную забегаловку у вокзала, там на гриле делают кур и свиные ребрышки.

Так, курица из этой забегаловки уже... будет завтра утром... А вот и не будет – я убегу на рассвете.

– Ребрышки, – решила я. – Много. Не сильно прожаренных.


Через час мы с мамой сидим в кухне в полном отупении от обжорства. Перед ней – оставшаяся половина торта. Передо мной горка косточек. Мама достала сигареты и открыла форточку. Я бы тоже сейчас не отказалась от половинки кубинской сигары Бирса.

– Почему ты называешь меня Примавэрой? – спросила мама у окна.

– Весна, – пожала я плечами. – Венера Боттичелли на раковине. Такие вот ассоциации. Но не всегда. Когда ты не раздражена.

– Я часто бываю раздражена? – спрашивает Примавэра.

– А сколько надо, чтобы стало часто? – спрашиваю я.

– Ты тоже, знаешь, не подарок!..

– Согласна, – киваю я. – Скажи, почему выбрали Веру Бондарь?

Мама задумалась, пожала плечами:

– Марка убили осенью девяносто пятого. Зимой девяносто шестого мне предложили вместо легенды судьбу реальной женщины с ребенком. Родни у нее нет – это стало определяющим фактором. Три года в розыске, такая же группа крови, возраст подходил. Мне говорили, что участковый из ее поселка пытался добиться заведения уголовного дела – женщина с ребенком пропали сразу после продажи дома. Обыск не дал никакого повода для этого. Было подтверждение покупки билетов на их имена. В Ашхабад.

– Конечно!.. Он наверняка убил их в подвале дома Бирсов. Или в гараже.

– Мистика какая-то, – усмехнулась Мамавера. – Почему именно на даче Байрона? Как странно все сложилось. А что его родители? Мать я уже видела, имею представление о ее образе жизни. А отец? Ты видела его отца?

– Бирса? Конечно.

– И как он? Нормальный?

– Тебе... Тебе понравится, – обещаю я, пряча улыбку.

Мы помолчали. Потом вдруг стало казаться, что я теряю время. Федор не сказал, что будет, когда я приду на рассвете на берег реки. А вдруг я больше не увижу маму и Байрона? Вдруг придется опять переплывать реку? Обратно в Объедкино. Интересно, будет ли в реке женщина, расцветет ли у нее из живота новый цветок?..

– Ты знаешь, кто убил отца? – заспешила я.

Мама молча кивает.

– Это женщина, да? Она молодая и узкоглазая? Волосы до плеч... Черные?

Мамавера смотрит на меня, не моргая, забыв про поднесенную к губам сигарету. Я чувствую, что это больная для нее тема, но уже не могу остановиться:

– У женщины рана в животе. Там, где пупок. Из раны растет орхидея. Мне так... кажется.

Мама резко отвернулась к окну и затушила в блюдце на подоконнике сигарету.

– Извини, – прошептала я.

– Лилька, иди спать, – говорит мама, не поворачиваясь. – Ты устала, у тебя визуальный бред. Завтра воскресенье, выспимся и обо всем поговорим.

Текила

Как только я ушла в комнату, в кухне стукнула дверца навесного шкафчика. Там у мамы стоит початая бутылка виски. Ладно, это для меня не новость. Главное сейчас – поставить будильник. Не отвлекаться на бред. Типа, вырастет ли орхидея, если ее корешок засунуть в живот убитого человека?.. Или по реке плыл не призрак убийцы моего отца, а призрак моего сегодняшнего визуального бреда?..

Включаю свой ноутбук, устанавливаю мелодию звонка. Теперь нужно рассчитать время. А не посмотреть ли мне карту перед этим?

Открываю карту пригородов Петербурга. Смотрю север – северо-запад. Нахожу дачный поселок, вижу выезд из него – широкая ленточка – и крошечное ответвление проселочной дороги направо. Поселение Объедкино на этой карте отсутствует, зато есть Загибайлово – Байрон правильно назвал. И проселочная дорога подходит вплотную к болотистым местам, а в полукилометре от этих самых мест протекает речушка. Или ручей. Без названия.

Итак. Чтобы дойти до стоянки такси у Московского вокзала, доехать потом до дачи Байрона на заливе, повернуть от нее на проселочную дорогу... Рано утром в воскресенье полутора часов вполне хватит. Значит, встать нужно в шесть двадцать. Нет, лучше с запасом – в шесть. Устанавливаю время звонка. С запасом. Смотрю на время внизу экрана. Почти двенадцать. Или вообще не ложиться? Подождать звонка Байрона? Где мой... телефон? Я же вынимала симку, нужно ее вставить...

Это было последнее, о чем я тогда подумала, потому что, вероятно, в следующую секунду свалилась головой на подушку, заснув в полете.


Проснулась я под бой тамтамов. Шесть утра. Сажусь и обнаруживаю себя в халате, вспоминаю, что так и не активировала телефон, бросаюсь к рюкзаку и наступаю на лист бумаги на полу у моей постели. Записка от мамы. Беру ее и иду в кухню.

«Звонил Байрон на городской, просил передать: они нашли два черепа, большой и маленький. Я сказала, что нахожусь в теме. Обещала помочь с захоронением в собственной могиле. Включи телефон».

Открываю навесной шкаф. Бутылка почти пуста. Понятно, почему мама «в теме» и буквы так скачут. Осматриваю стол с остатками нашего празднования. Нужно спешить. Вставляю симку, одеваюсь и заглядываю в спальню мамы. Спит. Крепко. Это слышно даже на расстоянии. Иду на цыпочках выключить лампочку и убедиться, что сигарета в свесившейся руке давно погасла. Под маминой щекой на подушке лежит небольшой серый мешочек с моими волосами. Осторожно закрываю за собой дверь.

Что взять с собой? Паспорт, медицинскую карточку, деньги, телефон. Все поместилось в карманы. В этот момент я замечаю, что мама все-таки вырвала из моего блокнота листок с планом местности. Не помню, поставила я там дату?.. Это будет уже весной, в марте.

55

Жанры

Деловая литература

Детективы и Триллеры

Документальная литература

Дом и семья

Драматургия

Искусство, Дизайн

Искусство, Искусствоведение, Дизайн

Компьютеры и Интернет

Литература для детей

Любовные романы

Наука, Образование

Поэзия

Приключения

Проза

Прочее

Религия, духовность, эзотерика

Справочная литература

Старинное

Техника

Фантастика

Фольклор

Юмор