Оценить:

Невеста и Чудовище Васина Нина




27

Еда и сигары

С ростом живота время замедлилось. Ощупывая этот тугой мячик, я представляла, как ребенок подсасывает мои кости и мозг, выстраивая себя. Я была не против. Достаточное осознание материнства для малолетки?

– Что-то ты, Лилит, худеешь, – заметил Бирс, когда я спустилась в февральский полдень к камину. – Так не годится.

– А живот заметен? – я подняла вверх руки.

– Живот заметен, не спорю, но худеть в твоем положении опасно. Я тут присмотрелся – со вчерашнего вечера ты ничего не ела. Давно была у врача?

– Не помню. Бирс, я должна признаться...

– Что? – вскочил он.

Испугался. Взаправду испугался!

– Я выкурила две ваши сигары.

– Какие сигары? – выдохнул Бирс с облегчением.

Представляю, что он намылил себе в мозгу по поводу моей худобы.

– Кубинские. Байрон просил их не трогать, но после... некоторой еды они – самое то. Извините.

– Некоторой еды? Ах, вот оно что! Я все понял. Тебя не тянет на соленые огурцы или на шоколад, да?

– Не тянет.

– Тогда ты знаешь, чем воняет из пристройки. Ну? Чувствуешь?

Я принюхалась. Хочется есть. Уже давно хочется – дня два. Запах действительно странный. Уверенно заявляю:

– Одно могу сказать – это не кролик и не куропатка.

Кирзач недели три назад зажарил на вертеле шесть тушек куропаток.

– Конечно, не кролик! – громко согласился Бирс. – Это запах неподрезанного кабана! Помню эту вонь еще со времен моего увлечения охотой.

– Неподрезанного?..

– Домашним кабанчикам в детстве подрезают яйца, – разъяснил Бирс. – Тогда их мясо не воняет. Неужели Кирзач завалил дикого кабана? – он решительно направился в кухню.

Вероятно, чтобы пойти в пристройку и все выяснить. Кабан!.. Это целая гора мяса...

Бирс достаточно быстро вернулся и посмотрел на меня длинным изучающим взглядом. Пока он так сканировал мою затаившуюся в кресле фигуру, в гостиную вошел Кирзач и торжественно внес целое блюдо с небольшими кусками поджаренной печенки, посыпанными сверху зеленью и кружочками лука. Резкий запах заполнил все вокруг.

– Завалил?.. – я в ужасе посмотрела на Бирса, а руки сами собой взяли тарелку.

– Нет. Заработал. Кирзач раньше егерем был в этих местах. Организовал охоту, навел на кабана. За труды получил печенку. Я, пожалуй... – Бирс с отвращением на лице осмотрелся, – выйду прогуляться. Если не трудно, открой окна проветрить, когда... поешь.

И быстро удалился. А егерь-истопник застыл у кресла и завис глазами где-то поверх моей головы, лицо его светилось довольством. Обжаренные куски печени начали подтекать розоватым соком.

– Уходи! – я показала рукой в сторону кухни. – Остывает же!

Он очнулся, слегка поклонился и вышел. Есть пришлось руками. Кабанья печенка, слегка обжаренная в кипящем масле, – это нечто!..


Через полчаса, открыв форточки, я вышла на улицу. Бирс сидел в беседке и смотрел на полоску залива. Я села рядом, достала сигару, картонку, канцелярский нож, зажигалку и кусок фольги. Уложила сигару на картон, разрезала ножом пополам. Посмотрела на Бирса.

Он вопросительно взглянул на меня:

– А фольга зачем?

– Я обычно выкуриваю половину сигары. Вторую заворачиваю в фольгу до следующего раза. Хотите составить мне компанию, или упаковать половинку?

Бирс хмыкнул и взял половину сигары. Я занялась раскуриванием своей половины. Бирс следил за моим ртом. Когда табак занялся, Бирс протянул руку, забрал раскуренную сигару и затянулся. Задержал дыхание, закрыл глаза. Когда выдохнул, подвинул мне вторую половину. Я раскурила себе.

– Это третья сигара, так ведь? – уточнил он.

– Третья.

– То есть Кирзач кормил тебя первобытной едой уже четыре раза? Если по половинке после каждой еды – получается четыре.

– Точно. Сегодня – пятый.

– И ты, как это говорится, подсела на свежее мясо с кровью?

– Вроде того. Зайцы и куропатки. Подозреваю, что куропаток он купил в деревне, когда зайцы перестали попадаться. Но все равно – было здорово.

– Странно, – задумался Бирс. – Я опасался, что вы возненавидите друг друга.

– Все нормально. Мы возненавидели.

– Но – как же?.. – Бирс выдохнул дым и показал сигарой на дом.

– Это с его стороны жертвоприношение. Как идолу семейства Феоклистовых-Бирсов. Чтобы я его не доставала.

– А ты чем-то его достаешь? – сильно удивился Бирс, стряхивая пепел в непригодившуюся фольгу.

– Было пару раз. Я говорила ему о девочке.

– Девочке?.. Ах да, помню. Ты видела ее рядом с Кирзачом. И что он?

– Дрался. В первый раз я не ожидала рукоприкладства, а во второй была начеку. Заранее взяла полено и огрела его как следует!.. Извините.

Бирс застыл, потом осторожно покосился на меня.

– Отличная сигара, – кивнула я и изобразила улыбочку.

– Ты не... – замялся Бирс.

– Меня все устраивает, – опередила я вопрос. – Я сама выбрала это место проживания и пока не собираюсь отсюда уезжать.

– А что с этой девочкой?

– Нормально. Я привыкла, что она в одном платье зимой. Правда, месяц назад появилась новая деталь в одежде – муфточка. Белая, из заячьей шкурки. Чтобы у девочки не мерзли руки. – Я прищурилась и уставилась на девочку. – Теперь я совершенно уверена, что она – призрак. Сквозь нее снег пролетает.

– Ты что, сейчас ее видишь? – Бирс заметил мой взгляд.

– Да. Она сидит на перилах беседки. Болтает ногами – свесила их к нам. Если я захочу ее потрогать, то упаду или ударюсь. Лизавета меня предупреждала.

– Лизавета?.. – с ужасом шепотом спросил Бирс.

– Да, смотрите.

Я встала, обошла круглый стол и подошла к девочке, стараясь не делать резких движений и внимательно смотреть под ноги. Это не спасло – когда я протянула руку, чтобы дотронуться до нее, девочка резко отодвинулась, и я упала, больно ударившись подбородком о перила. Как будто меня сзади подсекли под коленки.

27

Жанры

Деловая литература

Детективы и Триллеры

Документальная литература

Дом и семья

Драматургия

Искусство, Дизайн

Искусство, Искусствоведение, Дизайн

Компьютеры и Интернет

Литература для детей

Любовные романы

Наука, Образование

Поэзия

Приключения

Проза

Прочее

Религия, духовность, эзотерика

Справочная литература

Старинное

Техника

Фантастика

Фольклор

Юмор