Оценить:

Преторианец Дорна Френч Джон




89

– Дорн заглотил приманку, – выдохнул он.

– И имел любезность помахать нам рукой на прощание, – сказал стоявший рядом с ним Герцог.

– В этом кто-то сомневался? – спросил Пек.

– Преторианец не дурак, – ответил Герцог. – Это была виртуозная операция…

– Это всё ещё остаётся виртуозной операцией, – произнёс воин на командном троне. Собравшиеся посмотрели на него и немедленно наступила тишина. Легион был подвижным зверем, изменчивым и наполненным парадоксами структуры и власти, но одно качество позволяло им эту свободу – дисциплина. Холодная и острая.

И поэтому каждый из собравшихся старших офицеров ждал услышать волю воина на троне, чтобы повиноваться приказу.

– Рогал Дорн покинул Солнечную систему. Но его сыновья остались. Земля приготовлена к Вспарыванию, но мы ещё должны погрузить в неё плуг. Все вы видели детали поля битвы. Судя по текущим прогнозам, мы выходим на орбиту Плутона согласно плану. В течение часа вы представите тактические оценки и параметры миссии для подразделений под вашим командованием. – Он замолчал и почувствовал, как улыбка появляется на лице, которое являлось зеркалом многих смотревших на него.

– Гидра пробуждается, – произнёс он.

Собравшиеся командиры быстро склонили головы, эхом повторив его слова. Они разошлись, остались только Герцог и Пек. Они были самыми высокопоставленными из присутствующих офицеров Легиона, и большую часть деталей атаки предстояло разработать именно им. Так и должно было быть, и он не сомневался, что они прекрасно справятся с возложенными на них обязанностями. То, что не им принадлежало общее руководство не имело значения – звание и командование не были постоянными в Легионе, и в прошлом эти двое неоднократно обладали властью над всем легионом. И всё же в этот раз он и в самом деле задумался, чувствовали ли они какую-то ревность, что ему, а не им оказали честь стать командующим величайшим Вспарыванием. Если и чувствовали, то никак не показывали, пока смотрели на него.

Первым заговорил Пек:

– Какие приказы, Силоний? – спросил он.


Фрегат Имперских Кулаков “Нерушимая Истина”
Солнечный космос

Лицо Эффрида расплылось в тумане статики. На мостике “Нерушимой Истины” царила почти полная тишина, тихие голоса сервиторов и далёкий шум двигателей скользили в воздухе, подобно шуму невидимого моря. Фрегат рассекал космос, преследуя спасавшийся бегством корабль-мародёр, который скрылся в рифе обломков у Ио. Архам стоял напротив голопроекции Эффрида.

– Магистр хускарлов, – произнёс Эффрид, его голос шипел и прерывался, пока он смотрел на Архама.

– Примарх, – Архам резко замолчал. – Брат, мне нужно передать сообщение примарху.

Последовала пауза, пока сигналы путешествовали сквозь космос и обратно. Они находились близко к Юпитеру и его спутникам, но, несмотря на это, время безжалостно уменьшалось, пока Архам ждал ответа Эффрида. Он не знал, где находится Дорн, и поэтому самым быстрым способом связаться с примархом являлось использование астропата. Эффрид был кастеляном Третьей сферы, ближайшим командующим к Архаму и самым быстрым способом связаться с Дорном.

– Он ушёл, брат, – ответил Эффрид. Казалось, кровь застыла в венах Архама от этих слов. Плоть и тело, словно исчезли.

Ушёл? Вопрос эхом отзывался во внезапной тишине позади глаз. Куда он мог уйти? Зачем он ушёл? И собственные мысли ответили, вернув его на несколько недель до нападения: сокращение контактов с соседними мирами; вопросы, заданные при нём Дорном Армине Фел; и слова, сказанные над телами воинов Альфа-Легиона.

Изображение Эффрида заговорило после очередной паузы:

– Он взял половину сил Второй, Третьей и Пятой сфер. Он атакует врага на Эстебане. – Пауза, пустая ошеломительная пауза затянулась в статике и растущем рёве двигателей корабля. – Я думал, ты знал о его планах.

Архам покачал головой. – Нет, я не знал.

И он понял, почему Дорн специально оставил его в неведении.

“Потому что я принял решение следовать за этой добычей, – подумал он, – потому что как только я ступил в колыбель лжи, то отошёл от остальных ”. Весь его мир превратился в сковывающий холод, пока в мыслях выстраивалась логика. Ложь внутри лжи, заблуждение в заблуждении. Дорн думал, что нападение на Терру – обманный манёвр с целью отвлечь внимание от истинных событий, и специально изолировал себя от расследования, сосредоточившись на главном и игнорируя всё остальное.

Но… но если правда оказалась ложью и всё произошедшее с Фаэтоном и Эстебаном являлось только обманным манёвром для отвлечения внимания от истины, которая заключалась в смертельном ударе.

– В чём дело, брат? – спросил Эффрид. – Что случилось?

“Я подвёл”, – подумал Архам.

Чего ты боишься?

Мой брат воспитан во лжи.

Я подвёл его…

Начнёшь думать о том, что он делает – и вручишь ему его величайшее оружие.

…и другие заплатят за мою неудачу.

– Отправь сигналы о начале вторжения, брат, – произнёс Архам. Голос, словно не принадлежал ему, и был холодным, контролируемым, другим. – Предупреди все подразделения. Полная тревога по всей системе.

Долгая пауза, шипение и щелчки статики.

– Ты уверен? – спросил Эффрид. – Враг идёт?

Архам покачал головой:

– Враг уже здесь.


Воспоминания

– Ты станешь служить Легиону на этом пути? – спросил Альфарий Силония.

– Конечно, – ответил голос, и он знал, что голос принадлежал ему.

– В игре нет одного параметра миссии. Их несколько. Также мы используем активы, которые внедрили много лет назад. Они десятилетие спали под землёй Терры. Параметры миссии, которым они первоначально будут следовать, послужат нашим целям, но не они являются решающим фактором для текущей задачи. Ты обеспечишь решающий фактор.

89

Жанры

Деловая литература

Детективы и Триллеры

Документальная литература

Дом и семья

Драматургия

Искусство, Дизайн

Искусство, Искусствоведение, Дизайн

Компьютеры и Интернет

Литература для детей

Любовные романы

Наука, Образование

Поэзия

Приключения

Проза

Прочее

Религия, духовность, эзотерика

Справочная литература

Старинное

Техника

Фантастика

Фольклор

Юмор