Оценить:

Холоднее войны Камминг Чарльз




51

– Останься.

– Не могу. Мне надо домой.

Они снова поцеловались, но жар и страсть прошлой ночи уже их отпустили. Рэйчел выпрямилась, как могла пригладила платье и помахала ему пальчиками. Потом она ушла.

Том тут же сел на постели. Жалюзи приглушали звуки, но сквозь них пробивался шум пробуждающегося Стамбула, далекий распев муэдзина, рев моторов и гудки машин. Рэйчел с легкостью поймает такси рядом с отелем. Через полчаса она уже будет дома, бесшумно прокрадется наверх, мимо безмятежно спящей Джозефин, и ляжет в кровать. И проспит все оставшееся утро. Том от души надеялся, что внизу она не встретит Амелию, которая возвращается с утренней пробежки или отправляется на ранний завтрак. Вот уж действительно путь позора.

Он раздвинул занавески, поднял жалюзи, пошел в ванную и встал под душ. Вскоре после шести тридцати – было еще слишком рано, чтобы заказать кофе и яичницу, – в дверь неожиданно постучали. Рэйчел? Что-нибудь забыла?

В полотенце, обернутом вокруг бедер, Том подошел к двери и распахнул ее.

– Томас! Я теперь замужняя женщина! Прикройся уже чем-нибудь!

На пороге стояла Эльза и улыбалась.

– Спасибо за предупреждение, – сказал Том. – Что ты здесь делаешь в такую рань?

– Вот что. – Она протянула ему файл. – Я работала над этим с тех самых пор, как мы встретились. И ох, это была длинная ночь. Амелия попросила меня собрать информацию о Сесилии Шандор. Вот то, что я нашла. И знаешь, все это очень грустно, Том. Ты не представляешь себе, как я ненавижу оборванные истории любви.

Глава 29

Файл оказался настоящей библией печали. Имейлы от Сесилии ее лучшей подруге в Будапеште, где она писала о гибели Пола и своем горе. Телефонные звонки врачу в Дубровник, которого Эльза определила как специалиста «по избавлению от зависимости и по тяжелым утратам». Сесилия посетила массу сайтов, посвященных смерти и несчастной любви, и зарегистрировалась на англоязычном форуме, где незнакомые друг с другом люди со всего мира обсуждали свои потери и скорбь. Она записалась на занятия йогой на Лопуде, каждые сорок восемь часов ходила на массаж и три раза в неделю на психотерапевтические сеансы. На сайте Amazon она заказала кучу книг на тему того, как справиться с горем, и потратила две тысячи семьсот фунтов на двухнедельную поездку на Мальдивы. Она прочитала массу информации об авиакатастрофах – особенно многочисленные статьи в газетах и в Интернете о крушении самолета Пола Уоллингера – и даже закрыла ресторан на десять дней, сразу после того, как узнала о его смерти. К изумлению Тома, Сесилия даже сделала анонимное пожертвование в фонд вдов сотрудников Секретной разведывательной службы. Тысяча фунтов.

Том стал читать дальше. Оказывается, любовница Уоллингера прилетела компанией easyJet из Дубровника в Гэтвик за день до похорон и забронировала билет на тот же поезд из терминала Юстон, которым ехали Том и Амелия. Должно быть, их разделял максимум один вагон, осознал Том. Также Сесилия заказала и обратный билет до Лондона – на полдень – и билет на самолет до Дубровника на следующий день. Скорее всего, она купила цветы в Престоне, доехала на такси до сельского дома Пола, оставила букет и открытку у амбара и тут же вернулась на станцию. Из одного имейла подруге, очень дурно переведенного электронным переводчиком, было ясно, что Сесилия не присутствовала на похоронах лично.

Все это Том изучил за завтраком. В девять часов он позвонил Эльзе в номер, поздравил ее с великолепно выполненным заданием и спросил, не всплыли ли где случайно – в любой связи – имена Джима Чейтера или Райана Клекнера.

– Нет, – ответила Эльза, и ее голос слегка потускнел. Наверное, она почувствовала, что сделала работу не до конца. – Не выплыли, Том. Но я могу все перепроверить.

– Не беспокойся, – сказал Том. В конце концов, она не спала всю ночь и, конечно, устала. – Отдыхай. Ты это заслужила.


Британское консульство могло послужить прекрасным, хотя и несколько обветшалым, напоминанием о былом величии империи – трехэтажный особняк девятнадцатого века в неоклассическом стиле в самом сердце Бейоглу и не более чем в двухстах метрах от гостиницы Тома. Лет десять назад несколько террористов-смертников подорвали себя у здания, в результате чего погиб генконсул Великобритании и еще около двадцати человек. Том прекрасно помнил, где он находился в этот момент, – стоял чудесный ноябрьский полдень, они с Клэр сидели за ланчем, а по Би-би-си сообщили о теракте.

– И все из-за чертова Буша, – сказала Клэр, ткнув пальцем в телевизор. На экране президент США проводил переговоры на Даунинг-стрит. Том счел за лучшее промолчать, как и всегда, когда речь заходила о причинах и следствии терактов. – Если бы Блэр не сунулся в Ирак, ничего бы этого не было, – добавила она.

Амелия ждала его на встречу в течение часа. Том вошел в станцию без нескольких минут десять, и шеф тут же сообщила ему, что она «на ногах с шести часов» и «более чем готова приступить к работе».

– У тебя помятый вид, – заметила она, поворачивая замки сначала по часовой стрелке, а затем в противоположном направлении.

Том поднял рычаг и со всей силы навалился на дверь. Завопила сигнализация. Довольно серьезное физическое напряжение и отвратительный звук только усилили его похмелье. Было такое ощущение, что рабочую часть своего мозга он оставил в коматозном состоянии на подушке в номере отеля Londres.

– Как здесь мило и тепло, – прокомментировала Амелия.

В помещении стоял дикий холод – кондиционер работал на полную мощь. Типичная черта всех «комнат для безопасных переговоров» во всем мире. Нередки были случаи, когда сотрудники сидели на встречах в шарфах и пальто.

51

Жанры

Деловая литература

Детективы и Триллеры

Документальная литература

Дом и семья

Драматургия

Искусство, Дизайн

Искусство, Искусствоведение, Дизайн

Компьютеры и Интернет

Литература для детей

Любовные романы

Наука, Образование

Поэзия

Приключения

Проза

Прочее

Религия, духовность, эзотерика

Справочная литература

Старинное

Техника

Фантастика

Фольклор

Юмор