Оценить:

Русские были и небылицы Кузнецов Игорь




38

– Хорошо, – говорит воевода, – я отпишу о тебе царю, буду за тебя хлопотать; а ты ступай на свои струги и дожидайся на Волге царской отписки.

– Слушаю, – говорит Разин, – а вы, ваше превосходительство, мною не побрезгуйте, пожалуйте на мой стружок, ко мне в гости.

– Хорошо, – говорит воевода, – приеду.

Стенька раскланялся с воеводой и пошел к себе на стружок, стал поджидать гостей. На другой день пожаловал к Степану Тимофеичу – Тимофеичем стал, как подарочки воеводе снес, – пожаловал к Степану Тимофеичу сам воевода!.. Как пошел у Стеньки на стругах пир… просто дым коромыслом стоит! А кушанья, вина там разные подают не на простых тарелках или в рюмках, а все подают на золоте, как есть на чистом золоте! А воевода:

– Ах, какая тарелка прекрасная!

Стенька сейчас тарелку завернет да воеводе поднесет.

– Прими, – скажет, – в подарочек.

Воевода посмотрит на стакан:

– Ах, какой стакан прекрасный!

Стенька опять:

– Прими в подарочек!

Вот и воевода, этот князь, глаза-то бесстыжие, и давай лупить: стал часто к Стеньке наведываться; а как приедет – и то хорошо, и то прекрасно; а Стенька знай завертывай да воеводе:

– Примите, ваше превосходительство, подарочек.

Только хорошо. Брал воевода у Разина, брал, да и брать-то уж не знал что. Раз приехал воевода-князь на стружок к Стеньке в гости. Сели обедать. А на Стеньке Разине была шуба, дорогая шуба, а Стеньке-то шуба еще тем дорога, что шуба была заветная.

– Славная шуба у тебя, Степан Тимофеевич, – говорит воевода.

– Нет, ваше превосходительство, плохинькая!

– Нет, знатная шуба!

– Плохинькая, ваше превосходительство, – говорит Разин.

Ему с шубой-то больно жаль было расстаться.

– Так тебе шубы жаль? – закричал воевода.

– Жаль, ваше превосходительство, шуба у меня заветная!

– Погоди ж ты, шельмец этакий, я о тебе отпишу еще царю!

– Помилуй, воевода! Бери что хочешь; оставь только одну мне шубу.

– Шубу хочу! – кричал воевода. – Ничего не хочу, хочу шубу!

Привстал Стенька, снял с плеч шубу, подал воеводе, да и говорит:

– На тебе, воевода, шубу, да не наделала бы шуба шуму! На своем стружке обижать тебя не стану: ты мой гость; а я сам к тебе, в твои палаты, в гости буду!

Воеводу отвезли на берег; не успел он ввалиться в свои хоромы, как Стенька Разин со своими молодцами, казаками-атаманами, нагрянул на Астрахань. Приходит к воеводе Стенька.

– Ну, – говорит, – воевода, чем будешь угощать, чем потчевать?

Воевода туда-сюда.

– Шкура мне твоя больно нравится, воевода.

Воевода видит: дело – дрянь, до шкуры добирается!

– Помилуй, – говорит, – Степан Тимофеевич, мы с тобой хлеб-соль вместе водили.

– А ты меня помиловал, когда я просил тебя оставить мне заветную шубу? Содрать с него с живого шкуру! – крикнул Разин.

Сейчас разинцы схватили воеводу, повалили наземь, да и стали лупить с воеводы шкуру, да и начали-то лупить с пяток! Воевода кричит, семья, родня, визг, шум подняли. А Стенька стоит да приговаривает:

– А говорил я тебе, воевода, шуба наделает шуму! Видишь, я правду сказал, не обманул!

А молодцы, что лупили с воеводы шкуру, знай лупят да приговаривают:

– Эта шкура нашему батюшке Степану Тимофеичу на шубу!

Так с живого с воеводы всю шкуру и содрали!

...

Вся Астрахань за Стеньку Разина встала, всю он Астрахань прельстил. Астраханцы, кому что надо, шли к Стеньке Разину: судиться ли, обижает ли кто, милости ли какой просить – все к Стеньке. Приходят астраханцы к Разину.

– Что надо? – спрашивает Разин.

– К твоей милости.

– Хорошо, что надо?

– Да мы пришли насчет комара: сделай такую твою милость, закляни у нас комара, у нас просто житья нет!

– Не закляну у вас комара, – объявил Стенька, – закляну у вас комара, у вас рыбы не будет.

Так и не заклял.

...

Разин и султанская дочка

Захватил Стенька Разин себе полюбовницей дочку самого султана персидского…

Облюбил эту султанскую дочку Разин, да так облюбил! Стал ее наряжать, холить… сам от нее шагу прочь не отступит: так с нею и сидит! Казаки с первого начала один по одном, а после и круг собрали, стали толковать: что такое с атаманом случилось, пить не пьет, сам в круг нейдет, все со своей полюбовницей-султанкой возится! Кликнуть атамана! Кликнули атамана. Стал атаман в кругу, снял шапку, на все четыре стороны, как закон велит, поклонился да и спрашивает:

– Что вам надо, атаманы?

– А вот что нам надо: хочешь нам атаманом быть – с нами живи; с султанкой хочешь сидеть – с султанкой сиди! А мы себе атамана выберем настоящего. Атаману под юбкой у девки сидеть не приходится!

– Стойте, атаманы! – сказал Стенька. – Постойте маленько!

Да и вышел сам из круга.

Мало погодя идет Стенька Разин опять в круг, за правую ручку ведет султанку свою, да всю изнаряженную, всю разукрашенную, в жемчугах вся и в золоте, а собой-то раскрасавица!

– Хороша-то хороша, – на то ему отвечали казаки.

– Ну теперь ты слушай, Волга-матушка! – говорит Разин. – Много я тебя дарил-жаловал: хлебом-солью, каменьями самоцветными; а теперь от души рву да тебе дарю!

Схватил свою султанку поперек да бултых ее в Волгу! А на султанке было понавешано и злата, и серебра, и каменья разного самоцветного, так она, как ключ, ко дну и пошла!

...

Безбожник был Стенька: грабил он со своей шайкой и обители святые – монастыри. Все Бог Стеньке попускал, только раз остановила его Казанская Божия Матерь. Подошел он к Усть-Медведицкому монастырю и стал требовать с него откуп.

38

Жанры

Деловая литература

Детективы и Триллеры

Документальная литература

Дом и семья

Драматургия

Искусство, Дизайн

Искусство, Искусствоведение, Дизайн

Компьютеры и Интернет

Литература для детей

Любовные романы

Наука, Образование

Поэзия

Приключения

Проза

Прочее

Религия, духовность, эзотерика

Справочная литература

Старинное

Техника

Фантастика

Фольклор

Юмор