Оценить:

Фиктивная помолвка Грэхем Линн




18

В явном замешательстве Одри уставилась на него.

— Юбка всего на три дюйма выше колена…

— Совершенно неприемлемо для Максимилиана, и уж совсем не годится, чтобы в таком виде заниматься стиркой барахла Келвина, — с издевкой объяснил свое недовольство Филипп.

— Я хотела похвастаться перед ним обновками…

Филипп недоуменно поднял брови, и Одри, устыдившись своего мелочного тщеславия, густо покраснела. Почувствовав себя безвкусно вырядившейся и в то же время полураздетой, она отбросила ярко рисуемую воображением картину того, как Келвин, увидев ее в новом обличье, тут же поймет, что она именно та женщина, которая ему нужна. Одри вдруг почувствовала, что даже благодарна Филиппу за критику. Она наденет свою обычную одежду и удалит с лица косметику — вовсе незачем показывать Келвину, что она старается ему понравиться. Это может отпугнуть его и нанести непоправимый ущерб их дружбе.

— Сейчас должен появиться ювелир, и ты выберешь обручальное кольцо.

— О!

— Потом можешь оставить его себе.

— Нет. Я хочу, чтобы у меня было настоящее обручальное кольцо, а это буду считать взятым напрокат.

Вскоре появился ювелир. Одри жалела, что не успела переодеться: Филипп прекрасно знает, о чем говорит, и если считает, что в этом наряде она чрезмерно демонстрирует свое тело, то, видимо, он прав. Ей стало стыдно, что она сама не догадалась об этом.

— Итак, можешь выбирать, — нарушил гнетущее молчание Филипп.

— Бриллианты смотрятся слишком холодными, — вздохнула Одри. — Жемчуг и опалы приносят несчастье. Кое-кто утверждает, что и зеленые камни к неудаче. А вот рубины…

— Вот и возьми рубин.

— Считается, что рубины символизируют собой страстную любовь, — виновато закончила Одри. — Возможно, все же бриллиант более подходит.

Филипп ухмыльнулся и указал на одно из самых роскошных колец.

— Мы возьмем вот это.

Камень был таким большим, что казался поддельным. Одри почувствовала облегчение оттого, что кольцо ей не нравится.

— Теперь я могу идти?

— Я тебя больше не задерживаю.

Через полчаса Одри звонила в дверь Келвина. Она опешила, увидев в дверях совершенно незнакомого мужчину.

— Вы к Келвину? — спросил он.

Одри утвердительно кивнула.

— Видите ли, мисс, Келвин сказал, что я могу здесь пожить, пока он будет в Токио. Мы вместе работаем и…

— В Токио? — переспросила Одри, уверенная, что ослышалась.

— Временный перевод. Келвину только вчера предложили. Грех было не воспользоваться таким шансом. Он улетел сегодня утром.

Одри была потрясена.

— Как долго он будет отсутствовать?

— Думаю, пару месяцев.

4

— Мистер Мэлори ждет вас, — с плохо скрываемым нетерпением сообщил Одри Селден.

Со слезами на глазах Одри в последний раз погладила Альта.

— Повариха будет брать Альта с собой в кухню каждый день. Пес привык к ней, — успокаивал ее Селден. — Но баловать его не стоит.

Боясь разрыдаться, Одри кивнула и уставилась на стоящий на комоде аквариум с «Филиппом».

— За рыбкой я присмотрю, — пообещал дворецкий. — Прошу вас, мисс, пойдемте.

Филипп нетерпеливо мерил шагами холл. На нем был великолепный легкий темно-серый костюм, бордовая рубашка и серебристо-серый шелковый галстук.

— Прошу прощения, что заставила вас ждать, — извинилась Одри.

Под его пристальным взглядом Одри нетвердой рукой попыталась разгладить складки на юбке своего нового летнего платья.

— Что ты сделала с платьем? — грубо спросил Филипп, указав на неумело подшитый подол.

— После ваших вчерашних слов я подумала, что оно тоже недостаточно длинное, вот и решила его немного отпустить, но у меня не очень хорошо получилось…

— Тогда почему ты не надела что-нибудь другое?

— Селден уже забрал чемодан с моими вещами.

В воцарившейся напряженной тишине стало слышно, как Филипп скрипнул зубами. Он пересек холл и, нагнувшись, раздраженно оборвал торчащую из подола ее платья нитку.

— Видите ли, мне нужно было чем-то занять себя вчера. Келвина послали на время в Токио… я даже не успела попрощаться с ним.

— Невзгоды закаляют, — без тени сочувствия сказал Филипп, выпрямляясь. Затем он подтолкнул Одри к двери. — Во всяком случае, теперь, пока ты будешь во Франции, тебе не придется переживать, что Келвин остался в Лондоне.

— Наверное, вы правы… да и для него это прекрасная возможность. — Улыбка заиграла на губах Одри. — Должно быть, начальство Келвина очень высокого мнения о нем, раз предоставило ему такой шанс.

Когда они уже сидели в лимузине, Филипп сказал:

— У тебя на одном веке голубые тени, а на другом — зеленые.

Одри молча достала из сумки бумажный носовой платок и, не глядя в зеркало, стерла с век тени. Затем демонстративно вытащила из сумки книгу в бумажной обложке и начала читать. Еще накануне вечером ей пришло в голову, что это станет лучшим решением проблемы общения с Филиппом. Если она уткнется в книгу, он поймет, что ему вовсе незачем с ней разговаривать, да и сама она не ляпнет какую-нибудь глупость.

Полтора часа спустя Одри, не скрывая волнения, торопливо поднялась по трапу его частного самолета.

— Я еще ни разу в жизни не летала самолетом, — поспешила она сообщить стюарду. — Да и за границей тоже никогда не была!

— Садись и веди себя, как взрослая, — прорычал у нее над ухом Филипп.

Покраснев, Одри опустилась в ближайшее кресло.

— Нет, ты сядешь рядом со мной. — У Филиппа был вид человека, измученного пытками. Кажется, он с величайшим трудом сдерживался, чтобы не вспылить.

18

Жанры

Деловая литература

Детективы и Триллеры

Документальная литература

Дом и семья

Драматургия

Искусство, Дизайн

Искусство, Искусствоведение, Дизайн

Компьютеры и Интернет

Литература для детей

Любовные романы

Наука, Образование

Поэзия

Приключения

Проза

Прочее

Религия, духовность, эзотерика

Справочная литература

Старинное

Техника

Фантастика

Фольклор

Юмор