Оценить:

О взаимодействии осколков Котянова Наталия




1

Часть первая

Тусклый свет, надоевшее за эти бесконечные дни пищание приборов, тихое бормотание и суетливые подскакивающие шаги — вперёд-назад, вправо-влево… Всё, как всегда. Одно и то же, раз за разом… Как же он устал! Всё, хватит. Решено — этот осколок будет последним. Незачем больше предаваться пустым надеждам. Видно, судьба такая… И он встретит её так, как и жил — спокойно, без страха, с высоко поднятой головой. Иначе не пристало. Иначе — туборг он паршивый, а не хозяин земли…

— Ееесть!! — оглушительный вопль за спиной раздался настолько неожиданно, что у него чуть не подкосились ноги.

— Ошибка.

— Да нет, теперь точно!! Я уверен! Сигнал абсолютно чёткий, и исходит…

Он против воли вытаращил глаза.

— Только не говори мне, что это…

Собеседник, словно оправдываясь, пожал плечами.

— Земля. Она самая.

— Примитив — дальше просто некуда! Да за что мне это?! — позорно не сдержавшись, заорал он.

— Хочешь отменить? Но…

— Без тебя знаю!! — Яростный скрип зубов и тяжёлый, обречённый вздох. — Продолжай и… Надеюсь, я всё же это переживу.

— Куда ж ты денешься…

— Заткнись!

Он отвернулся к окну и невидящим взглядом уставился в бархатную зелень неба. Очередная насмешка судьбы… последняя ли? Ничего, он справится, должен справиться. Как-нибудь. Как всегда.

Но как же всё это мерзко, мерзко…

* * *

Уфф… Эта коробка была последней.

Рада захлопнула ногой входную дверь и со стоном повалилась на диван. Грузчики, конечно же, поставили его посреди комнаты, рядом с коряво собранной стенкой. Ну и пусть. Она всё разберёт и устроит, как надо, только сначала отдохнёт немножко… Спина уже отваливается, про ноги вообще можно не говорить — как будто из чугуна. Да, «старость — не радость», после прошлого переезда такого не было… Впрочем, тогда она мало что делала сама. Так, подай-принеси. И потом вся тяжёлая мужская работа была на Владе — а как же иначе? Зато он никогда не готовил, не стирал и не убирался, подчёркнуто не касаясь «женских игрушек». Теперь же придётся начинать всё сначала. «Я и лошадь, я и бык, я и баба, и мужик!» Рада мучительно скривилась и заставила себя встать. Итак, сначала мебель…

Часа через три её новая квартира приобрела относительно жилой, хоть ещё и не по-настоящему уютный вид. Диван, торшер, стол. Стенка, отдавленный палец, ушибленная коленка… Всё! Осталась только пара коробок с книгами и совершенно ненужный чайный сервиз, подарок на свадьбу, который Влад благородно уступил ей. А сам взял ЖК-телевизор, «ты же всё равно не смотришь». Ну, хоть ноут остался. И её любимые цветы, чудом не поломавшиеся в дороге. Оба подоконника плотно заставлены — и в комнате, и на лоджии. Кстати, завтра нужно купить карниз и новые шторы… а пока и так сойдёт.

Сойдёт. Вот лейтмотив её теперешней жизни. Не классно, не нормально, не ужасно… Сойдёт. В какой момент это стало так? Или происходило постепенно, а она ничего не замечала? Как отдаляется и становится чужим некогда любимый и любящий мужчина, с которым они загадывали поехать на очередную годовщину в Эмираты. В результате он уехал один. Или не один — какая, в общем-то, разница.

«Рада рада Владу.

Влад Раде рад.»

Их семейный девиз, похожий на детскую скороговорку, с недавнего времени обогатился — на два «не». Ну, по крайней мере, на одно… Рада сама никогда бы не решилась на развод. Типичная же, в общем-то, ситуация — шесть лет вместе, чувства притупились, стало скучно… многие так живут. Да что многие, почти все. Но окончательное решение Влад принял тогда, когда стало совершенно ясно, что детей у них быть не может — из-за неё. Какая-то редкая то ли болезнь, то ли мутация, Рада всё никак не могла запомнить это мудрёное слово…

Именно это чувство — невольной вины — и заставило Раду согласиться на развод сразу и безропотно. Тридцать лет — не возраст, у Влада ещё будут дети. А она и так как-нибудь справится. Поплачет, помучается, посокрушается… Да и заживёт себе спокойно, почти как раньше. Ничего, сойдёт.

Квартиру они продали, деньги поделили. Влад, хоть и вкладывал в неё больше, потому что больше зарабатывал, разделил по-честному, строго пополам. В конце концов, он возвращался к матери, у неё вполне приличная двушка, а вот бывшей жене предстояло решать квартирный вопрос в глобальном масштабе. Она и решила — на что денег хватило, и с сегодняшнего дня окончательно перебралась в маленькую студию на окраине города. Зато семнадцатый этаж, чуть не весь залив видно! Рада старалась не думать о том, что на работу теперь придётся добираться в два раза дольше, и прилежно занималась «вычерпыванием плюсов»… да так незаметно и заснула.

Хорошо, что завтра было воскресенье. На новом месте Рада, как ни странно, неплохо выспалась и энергично продолжила обустройство: распихала книги, развесила одежду, «заселила» ящики и полки дешёвой икеевской кухоньки. Злосчастный сервиз так и оставила в коробке: надо будет кинуть в сеть объявление, может, кто и позарится…

Теперь только картинку свою любимую на стену повесить и можно топать за шторами. Яркое, позитивное поле с одуванчиками — необходимый штрих, который сделает квартиру по-настоящему живой и уютной. Рада придирчиво выбрала место и вооружилась молотком: стена тонкая, деревянная, можно обойтись без дрели. По факту это вообще задняя стенка кухонного шкафчика… Ну и что. Зато не пришлось тратиться на гипсокартон.

Девушка повесила картину, отошла к окну — полюбоваться на свою работу… И внезапно задохнулась от резкой боли в груди. Словно в сердце разом впились сотни обжигающе-ледяных иголок… Мир стремительно закружился и померк, на миг задержав в памяти очертания весёлых жёлто-белых одуванчиков.

1

Жанры

Деловая литература

Детективы и Триллеры

Документальная литература

Дом и семья

Драматургия

Искусство, Дизайн

Искусство, Искусствоведение, Дизайн

Компьютеры и Интернет

Литература для детей

Любовные романы

Наука, Образование

Поэзия

Приключения

Проза

Прочее

Религия, духовность, эзотерика

Справочная литература

Старинное

Техника

Фантастика

Фольклор

Юмор