Оценить:

Z – значит Зомби (сборник) Синицын Андрей, Тырин Михаил, Еще Точинов Виктор, Щёголев Александр, Первушин Антон, Щербак-Жуков Андрей, Выставной Владислав, Резанова Наталья, Слюсаренко Сергей, Калиниченко Николай, Долгова Елена




56

— Она выла всю ночь и дергалась… Я думал, поводок порвет…

Парень носил комбинезон вроде летного и навороченную разгрузку с большим числом карманов. То ли снял с какого-то мертвого омоновца, то ли наведался в армейский магазин. Волосы острижены почти под ноль. Нос с горбинкой, глаза зеленые. На острове его называли Лазарь. Здесь у всех были свои прозвища.

— Плохо себя вела, да? — Фельдшер подошел к девушке. Совсем еще молоденькая. По-восточному изящная. Кажется, ей семнадцать, но выглядит еще младше. Он знал их еще до трагедии. Обоих. Приходили в центр на диспансеризацию. У мальчика — очень высокий болевой порог. Нужно постоянно за собой следить. Девочка была вполне здорова, хотела сдавать на разряд по художественной гимнастике. Не успела. — Вы же знаете, Костя, сегодня семнадцатое сентября, а значит…

— Полнолуние, я знаю. Все синяки его чувствуют. Прутся на северо-запад. Только на фига?

— Они к морю идут. Зов луны. — Фельдшер обработал раны на шее и запястьях девушки. Принялся расстегивать намордник.

— Эй, аккуратнее, она сейчас не в духе, цапнуть может, — забеспокоился Лазарь.

— Предупрежден — значит вооружен. — Фельдшер снял намордник, не дожидаясь реакции, зафиксировал голову больной и привычным движением заставил открыть рот. Зубы были в порядке. Девушка издала тихий стон, попыталась вырваться. Пришлось вернуть намордник на место. Кроме ссадин, видимых причин для беспокойного состояния не было. Если только… Фельдшер опустился на колени.

— Что вы делаете? — тут же спохватился парень. «Надо же! — подумал эскулап. — Сними наручники и маску, и девчонка сожрет его и не поморщится, а паренек продолжает с ней возиться. Любит». Фельдшер удовлетворенно кивнул. Догадка подтвердилась.

— Месячные? — удивился Лазарь. Достал из кармана разгрузки потрепанный блокнот, полистал. — Вот же график. Через три дня должны… Чего так рано-то?

— Это может зависеть от сезона. Гормональный тонус тоже нельзя сбрасывать со счетов. Видите ли, у инфицированных летаргия протекает так же, как и у обычных людей — неравномерно. Есть более и менее активные фазы. А в сочетании с лунатизмом… Даже не знаю. Могу предположить, что иногда зомби близки к пробуждению.

— Скажите… Я все хотел спросить, — парень замешкался. — Вы уверены в своей теории, что зомби — это живые люди, у которых летаргический сон сочетается с лунатизмом… То есть вы верите, что синяков можно вылечить?

Когда речь зашла об исцелении, взгляд у Лазаря сделался совершенно безумным.

«Одержим надеждой! — Фельдшер тихонько вздохнул. — Зачем я его раззадориваю?»

— Послушайте, Лазарь… э-э… Константин, — это все только теория, рассуждения. А по сути — пустая болтовня. Я же всего лишь фельдшер. Вы бы вот лучше о себе подумали. Это кроме всяких зомби. Зеркало нашли? Осматриваете себя регулярно?

— Меня Вертолетчик осматривает, — отмахнулся Лазарь.

— Этот тип, который говорит с голубями на разных языках и ходит ловить рыбу в сухой фонтан, иногда забывая дома удочки? Господи, Костик, да он же невменяем! Вам следует попросить кого-то другого.

— Больше к нам никто приближаться не хочет. Боятся, вдруг Ташка меня уже укусила, и я тоже скоро обращусь, — насупился Лазарь.

— Я не говорю, что они правы, но их можно понять. Все жители Балчуга прошли через атаки инфицированных. И чаще всего это были близкие им люди. Для ваших соседей зомби — всегда опасность. Слабые от них бегут, сильные — стремятся уничтожить врага.

— Мы им не враги, Таша не враг! Она больна, ей помочь нужно! Я… я ей мясо даю каждый день. Она не голодает. Не должна напасть, — казалось, Лазарь сейчас заплачет. Но нет, вздохнул глубоко, успокоился. Значит, не осталось слез.

— Вот, возьмите. — Фельдшер порылся в ящике, передал юноше упаковку тампонов. — И вот эти таблетки. Это сосудорасширяющее, должно снять неприятный эффект. Попробуйте давать ей с мясом…

Глава 2. Остров

#3. Балчуг. Я раньше думал, что это только гостиница для нуворишей. Потом, что — район. Хрен там! Это целый остров. По форме похож на банан или на пиявку — кому как нравится. Никакого фрейдизма. С одной стороны Обводной канал, с другой — Москва-река. Место — зачетное, надежное. Правда, сейчас в канале и в реке воды мало. Но синяки все равно не лезут. Они, как звери — залипают на маршрут, которым ходили раньше. Так Фельдшер говорит и еще книжник Андрей.

На Балчуге три общины. Одна на Стрелке, где фабрика «Красный Октябрь». Наша — у военных складов. И еще одна — возле старой ГЭС. Была четвертая, у Швейцарского отеля, но там что-то не срослось и почти всех выжрали.


Лазарь с Ташкой вышли из дома, где квартировал Фельдшер, и нос к носу столкнулись с чебуханщиком Ринатом. Ушлый Ринат содержал единственную на острове столовую. Над входом красовалась вывеска, собранная из букв, которые хозяину удалось раздобыть в большом городе или выменять у книжников на еду. Надпись гласила: «Чебухана», — и очень всех забавляла. А Физик-шизик высокопарно именовал ее «Элитный ресторан „Шаурма“».

— А-а… Костик-джан! — обрадовался Ринат — Все в порядке? А я вот, видишь, с зубом маюсь. Думаю, зачем мне такой напасть? Пускай Фельдшер выдирает. Придешь сегодня вечером? Мы новый холодильник на складе открыли — баранина, свинина, вай, какой мясо!

Лазарь кивнул. Посмотрел на довольное круглое лицо Рината. Ну как у такого может зуб болеть?

Они миновали пустырь, на котором до эпидемии хотели строить отель, и вошли в арку жилого дома.

56

Жанры

Деловая литература

Детективы и Триллеры

Документальная литература

Дом и семья

Драматургия

Искусство, Дизайн

Искусство, Искусствоведение, Дизайн

Компьютеры и Интернет

Литература для детей

Любовные романы

Наука, Образование

Поэзия

Приключения

Проза

Прочее

Религия, духовность, эзотерика

Справочная литература

Старинное

Техника

Фантастика

Фольклор

Юмор