Оценить:

Хьюстон, 2030 Мак-Кай Майк




22

«Я помню это место,» - неожиданно сказал депьюти. «Тут было место преступления - года три назад. Фамилию я забыл, конечно, но сейчас припоминаю. Точно, там фигурировали какие-то Хобсоны. Двойное изнасилование. Хотя, я был просто стажер в то время, и к дознанию меня не допускали...» - добавил он в качестве оправдания.

Маленькая хижина была пуста. Пожилой сосед доложил: «Прекрасная семья, прекрасная. Но невезучая. Да, сэр, невезучая! Девушки работают день и ночь, чтобы младшие братья могли быть в школе. Законопослушные. Мальчики сами ходили пару месяцев назад, чтобы зарегистрироваться для армии... Такое сейчас не часто увидишь. Все бегают от службы, да! Вот в наше время, мы все шли волонтерами! Я служил во время операции « Буря в Пустыне!» Мы были развернуты в... А, говорите, это вам не интересно... Ну значит, о семье, да. Их отец умер четыре или пять лет назад, - авария на производстве, так они сказали, да. А на следующий год их мама скончалась. Рак. Старшая дочка, Ами, ей было только шестнадцать или семнадцать тогда, а второй - не уверен, тринадцать, кажется. А потом - бум! Обеих девочек снасиловали, представьте себе!.. Так я и говорю: прекрасная семья, но не везет им по жизни, не везет...»

«У них нет родственника, молодого человека, который служил в Инженерных Войсках, а теперь - инвалид с искусственной ногой?» - спросил Марк.

«Молодой человек? Из Инженерных? Нет, не видел такого... Точно - нет. Если бы он тут был, я бы видел. Я тут весь день сижу. Ходить мне трудно - артрит, да... А военного - я бы за версту узнал! Когда я в Кувейте служил, мы бывало... Это вам не интересно?.. Ну да, понимаю, вы занятые, да... Нет, военных родственников у них не было. Не везет им по жизни, да... Извините, господа, не мог вам ничем помочь в работе...»

Глава 5

Так или иначе, со всеми адресами в восточной части трущоб они закончили. Время приближалось к полудню, и стало заметно жарче.

«Я обязан накормить тебя обедом, Ким,» - предложил Марк: «Ты заслужил, как минимум, бесплатный ленч за всю эту беготню.»

«Какая беготня, сэр? Я бы тут все равно весь день патрулировал. Тем не менее, от ленча отказываться глупо. Вы любите корейскую еду? Я покажу Вам лучшую кафешку в этих местах. Это рядом.»

Они крутили педали еще в течение четверти часа. Тропинка внезапно вывела их на довольно чистую, закатанную в бетон улицу. Здесь располагался центральный рынок ТШГ. По обе стороны дороги были лавки и небольшие кафе. «Видите, сэр?» - показал рукой Ким. «Эта часть трущоб уже амер-корейская, а не амер-индийская, как там, на востоке. Тут тоже трущобы, без вопросов! Однако - гораздо чище, не правда ли?»

Он прав, подумал Марк. Бетонные тротуары были чисто выметены, не было ни мусора, ни кучек какашек. И люди были одеты куда лучше. Не в смысле, что одежда была новее: многие носили такие же лохмотья, как и в восточной части ТШГ. Но, по крайней мере, лохмотья были хорошо выстираны.

Они остановились перед одним из заведений. Огромная вывеска была полностью на корейском, с латинскими буквами только в адресе веб-страницы, да еще номер телефона был понятен. Это кафе и в самом деле было популярным. Все столики были заняты, но владелец быстро прошел на задний двор и вынес офицерам два пластиковых стульчика и низенький столик, очевидно, из зарезервированных для специальных гостей. Они заказали « тубу тиге» - острый с суп соевым творогом и капустой « кимчи.» Цены были вполне приемлемые: 220 долларов за две порции.

Пока они ждали свой заказ, Ким вытащил из кармана коробку с табаком-самосадом и скрутил себе папироску. Марк не курил совершенно. Он принадлежал к «без-табачному» поколению конца прошлого столетия: во времена его юности курение было запрещено во всех общественных местах, и постепенно выходило из моды. Сейчас молодежь снова начала курить. Сигаретные корпорации обанкротились полностью во время «Обвала,» и курильщикам приходилось довольствоваться табаком, выращенным на местных огородах. Хьюстонская разновидность самосада не отличалась особенно приятным ароматом и дешевизной. Марк удивлялся про себя, почему молодежь вообще увлекается этой гадостью.

Вдруг, они услышали скрежет колес скейтборда о бетон. Молодая амер-африканкана скейте подкатилась к ним и протянула красное пластиковое ведерко: «Поможем инвалидам, полисмены?» У девушки не было ног по самое туловище, и она передвигалась на скейте, отталкиваясь от земли зажатыми в руках деревяшками. Сначала Марк подумал, что она - не настоящий инвалид войны. Женщина-инвалид войны - это было довольно необычно. С другой стороны, Марк знал, что кое-кто из уличных попрошаек любил приврать, что они были искалечены в армии, а не, к примеру, «на Куче.» Через секунду Марк изменил свое мнение. Не старше двадцати, безногая была одета в повседневную униформу ВМФ, и с настоящей медалью «Перпл Харт» на груди. Ее ведерко для пожертвований тоже было вполне настоящим: с эмблемой «Пути Спасения» и серийным номером. Она без сомнения была ветераном боевых действий. Марк и Ким, не сговариваясь, бросили в ведерко по паре долларов.

«Спасибо за пожертвования, офицеры!» - девушка выпрямилась на на своем скейте и отдала честь по флотски, приложив кончики пальцев к козырьку. Затем она указала на папироску Кима: «Извини, братишка, - еще одна просьба. Мне срочно надо дунуть. Курево у меня свое, а вот бумага закончилась. Как моряк - моряку, не подкинешь боеприпасов?..»

«Черт побери! Откуда ты знаешь, что я служил на флоте???» - удивился Ким, протягивая молодой женщине свою табакерку. Он был определенно впечатлен.

22

Жанры

Деловая литература

Детективы и Триллеры

Документальная литература

Дом и семья

Драматургия

Искусство, Дизайн

Искусство, Искусствоведение, Дизайн

Компьютеры и Интернет

Литература для детей

Любовные романы

Наука, Образование

Поэзия

Приключения

Проза

Прочее

Религия, духовность, эзотерика

Справочная литература

Старинное

Техника

Фантастика

Фольклор

Юмор