Оценить:

Ради тебя Чемберлен Диана




89

ГЛАВА ТРИДЦАТЬ ШЕСТАЯ


Несмотря на то что, когда Зои открыла глаза, было очень раннее утро, солнечный свет уже заглядывал в хижину сквозь щели в потолке спальни, и она была уверена, что день будет прекрасным. И все же эта мысль никак не подняла ее настроения. Она легла вчера спать в таком подавленном состоянии, в каком никогда еще не была, а этим утром она была даже более подавлена.

Что, черт возьми, случилось с ее жизнью? Совсем недавно она была замужем за хорошим и любящим человеком, у нее была карьера, которой завидовало большинство артистов. Конечно, эта карьера катилась уже к закату, но у нее по-прежнему были фанаты, которые заплатили бы любые деньги, чтобы увидеть, как она поет, танцует или играет, и критикам нравились ее фильмы, хотя общий вкус публики изменился. Она жила в красивом окружении, и, когда ей удавалось сдерживать свои страхи по поводу карьеры, жизнь казалась захватывающей и наполненной.

А теперь посмотри на себя, подумала она. Ни мужа, ни карьеры, ни дома на пляже. Ради всего святого, ей приходилось пользоваться уличным туалетом! Да, сначала она получала удовольствие от уединения и трудностей, тогда, когда лачуга, лес и вся Западная Виргиния принадлежали только ей, но сейчас она чувствовала, что оказалась в ловушке со своей дочерью, которую любила, несмотря на то что начинала думать о ней как о недостойной любви. И она чувствовала болезненную ответственность за восьмилетнюю девочку, которой она не могла помочь, не навредив серьезно своему собственному ребенку — а также себе.

— Доброе утро.

Приподняв голову над наволочкой, набитой листьями, она увидела, как Марти сидит боком на своем убогом ложе, прислонившись к стене. Она читала одну из книг, которые Зои принесла с собой в хижину.

— Доброе утро, — ответила она на приветствие, а затем посмотрела в другой конец маленькой комнаты, на кровать Софи.

Софи лежала к ней лицом, с открытыми глазами и выражением смирения на лице. Даже в тусклом свете раннего утра было видно, насколько припухла кожа вокруг глаз.

— Как ты себя чувствуешь сегодня, Софи? — спросила она.

Софи не сразу ответила. Единственным признаком того, что она вообще была жива, было медленное мигание ее век.

— Софи? — повторила она. — Как ты себя чувствуешь?

— Я думаю, что скоро умру, — произнесла наконец Софи.

В ее голосе было какое-то жутковатое спокойствие.

— Ну, разве мы не драматичны этим утром? — с сарказмом сказала Марти.

— Почему ты так говоришь, Софи? — спросила Зои встревоженно.

— Потому что знаю, — ответила Софи. — Я хочу сказать, что давно знаю, что могу умереть. Я, в общем-то, не боюсь, ничего подобного.

— Ты не умрешь, милая, — сказала Зои.

Эти слова казались единственно правильными сейчас. Но Софи не обманешь банальностями.

— Вы ничего не понимаете в болезни почек, — сказала она. — Я не могу жить без диализа.

— Как долго ты можешь прожить без него? — спросила Марти.

— Марти!

Зои испугала бесчувственность ее дочери. Хуже того, у нее было неуютное чувство, что, если Софи могла бы сказать, сколько она проживет, Марти начала бы считать дни до ее смерти.

— Ну, она говорит это так, будто в этом нет ничего особенного, — сказала Марти.

— Я не знаю, как долго, — сказала Софи. — Я никогда так раньше не делала.

Зои пришлось улыбнуться из-за заумного тона ответа малышки.

— Как я могу помочь, милая?

Она приподнялась на локте, при этом хворостинка или что-то такое в ее импровизированной подушке хрустнуло под ее весом.

— Ты сказала мне, что тебе важно следить за тем, что ты ешь. Что для тебя лучше всего?

— Протеины, — ответила Софи. — Мясо. Курица.

— Ну, я, вероятно, смогу подстрелить кролика или белку, и мы могли бы приготовить их на обед, если хочешь.

— Ты забыла, что мы не можем разжечь костер, — напомнила Марти.

— Я не хочу, чтобы ты кого-то убивала, — сказала Софи.

— Почему бы тебе не убить одну из тех паршивых собак? — предложила Марти.

Зои проигнорировала ее вопрос.

— Здесь водится кое-какая рыба, которую мне до этого удавалось поймать, она довольно вкусная, — сказала она, вспоминая привкус темно-чешуйчатой рыбы. — Как насчет того, чтобы я попробовала поймать одну из них? В рыбе много протеина.

— Хорошо, наверное, — сказала Софи.

— Ну, я надеюсь, вы обе любите суши, — резко бросила Марти.

— Марти, у нас будет костер, — возразила Зои, удивив их обеих своей безапелляционностью. — Я собираюсь накормить этого ребенка. Если мы услышим самолет или что-то еще над головой, мы можем залить костер водой и войти в хижину.

— Звучит так, будто ты уже все решила, мама, — сказала Марти.

Зои встала с постели и прошла через комнату к убогому ложу Софи.

— Позволь мне взглянуть на твою ногу, милая, — сказала она, убирая покрывало с ног Софи.

Софи лежала не шевелясь, пока Зои осторожно разматывала повязку. Отек немного спал, рана не казалась уже такой воспаленной и чувствительной, и Зои почувствовала огромное облегчение.

— Она намного лучше, Софи, — сказала она. Софи подняла голову, чтобы самой посмотреть на ногу. — Антибиотики действуют.

Софи опять уронила голову на подушку.

— Если бы только они могли починить все остальное, — вздохнула она.

— Я знаю, милая, — сказала Зои, вставая. — Я тоже этого хотела бы.

Она села на камень у ручья, держа ведро и сеть наготове, и ждала, когда проплывет одна из тех темно-чешуйчатых рыб. Обычно их было очень много. Но сегодня, когда они были нужны ей как никогда, казалось, что они вдруг испарились из ручья. Тем не менее отсутствие рыбы предоставило ей много времени для размышления.

89

Жанры

Деловая литература

Детективы и Триллеры

Документальная литература

Дом и семья

Драматургия

Искусство, Дизайн

Искусство, Искусствоведение, Дизайн

Компьютеры и Интернет

Литература для детей

Любовные романы

Наука, Образование

Поэзия

Приключения

Проза

Прочее

Религия, духовность, эзотерика

Справочная литература

Старинное

Техника

Фантастика

Фольклор

Юмор