Оценить:

Ради тебя Чемберлен Диана




2

Она планировала провести эти выходные в уединении и вычистить дом сверху донизу, но у нее мало что получилось сделать. Она провела субботу со своей матерью в особняке, помогая в ее исследовании по Интернету исторически точных образцов обоев для одной из спален особняка и слушая в очередной раз ее жалобы на Лукаса, садовника, который ухаживал за их садами. Впрочем, Жаннин знала, что на самом деле ее мать не оставляли мысли о Софи. Жаннин и сама понимала, что восемь лет — это слишком рано для того, чтобы проводить выходные в лагере для девочек-скаутов на расстоянии почти двух часов езды от дома, и Жаннин видела, что мама очень злилась на нее за то, что она разрешила Софи поехать. Сидя в офисе, который был частью пристройки к особняку, сооруженной в двадцатом веке, Жаннин пыталась сконцентрировать свое внимание на мониторе компьютера.

— На улице жарко, и она будет пить слишком много воды, — ворчала Донна. — Она забудет принять таблетки. Она будет есть не то, что ей надо. Ты же знаешь, какими бывают дети.

— С ней все будет в порядке, мама, — сказала Жаннин сквозь зубы, хотя она и не могла не разделять мамино беспокойство.

Если состояние Софи ухудшится после поездки, упреков со стороны родителей не будет видно конца. Джо тоже будет в бешенстве. Он звонил прошлой ночью и хотел узнать, сможет ли он повидаться с Софи вечером, когда она вернется домой, и Жаннин знала, что он чувствует то же, что и она: глубокую любовь и беспокойство за ребенка, которого они оба берегли как зеницу ока. Как и Донна, Джо выразил крайнее неодобрение того, что Софи поехала в этот лагерь. Жаннин трудно было игнорировать гнев Джо, поскольку она понимала: он сердится потому, что заботится не только о Софи, но также и о ней самой. Даже в самые ужасные моменты их разрыва и развода она прекрасно видела, что Джо по-прежнему любит ее.

В два сорок пять Жаннин вышла из дома и села в машину. Она поехала вниз по длинной дорожке, посыпанной гравием, с зарослями самшита такого же возраста, как и само имение, по обе ее стороны, и посмотрела на особняк, проезжая мимо него. Ее родители будут дома, с волнением ожидая, когда она привезет их внучку. А она надеялась, что у нее будет немного времени, которое она сможет провести наедине с Софи, прежде чем будет вынуждена разделить ее с родителями и Джо.

Мидоуларк Гарденс были на расстоянии не менее полумили от Эйр-Крик, и автомобильная стоянка у общественных садов была как никогда полной. Когда Жаннин поворачивала на стоянку с Бьюлах-роуд, люди в свадебных нарядах высыпали из одного из кирпичных зданий, вероятно, для того, чтобы позировать для фотографий. Вдалеке, на даче у пруда, Жаннин увидела, как проходила еще одна свадьба. Прекрасный день для свадьбы, подумала она, когда подъезжала к юго-восточному углу стоянки, где она должна была встретить возвращающийся отряд Брауни, но мысли ее быстро перенеслись к Софи. Жаннин представила, как обнимет свою дочь, и больше уже не могла думать ни о чем другом. Она сильнее надавила на педаль газа, проезжая слишком быстро по стоянке, и припарковала машину в углу.

Несмотря на то что Жаннин приехала довольно рано, там уже была другая мама, Сюзанна, которая, облокотившись на многоместный легковой автомобиль, читала книгу в мягкой обложке. Жаннин не очень хорошо знала эту женщину. Она была красивой, немного старше большинства матерей детей возраста Софи, и трудно было сказать, были ли ее волосы длиной до подбородка просто светлыми или они уже поседели. Жаннин улыбнулась, подходя к этой женщине.

— Им повезло с погодой! — подняла голову Сюзанна, заслоняя от солнца глаза.

— Да, действительно. — Жаннин тоже облокотилась о ее машину. — Я рада, что не было слишком сыро.

Сюзанна бросила книгу через открытое окно своей машины.

— О, им бы это не помешало, — сказала она, махнув рукой. — Детям неважно, сыро на улице или нет.

Для Софи это как раз важно, подумала Жаннин, но промолчала. Она безуспешно пыталась вспомнить, как выглядела дочь Сюзанны. По правде говоря, она мало внимания уделяла другим девочкам в отряде Софи. То, что Софи могла поучаствовать в их мероприятиях, было такой редкостью, что у Жаннин не было возможности познакомиться с кем-либо из них или их мамами. Она посмотрела на Сюзанну.

— Ваша дочь… — начала она. — Извините, я не помню ее имени.

— Эмили.

— Эмили бывала в подобных лагерях раньше? — спросила Жаннин.

— Да, бывала, — сказала Сюзанна, — но не так далеко от дома. Я знаю, что для Софи это первый раз, не так ли?

— Да. — Жаннин была тронута, что Сюзанна знала имя ее дочери. Хотя, впрочем, другие матери наверняка говорили о ней.

— Замечательно, что она смогла поехать, — улыбнулась Сюзанна. — Я полагаю, ей уже лучше?

— Намного лучше, — признала Жаннин. Настолько лучше, что это пугало.

— Я слышала, что она проходит какое-то экспериментальное лечение?

— Да, — кивнула Жаннин и нерешительно добавила: — Она проходит курс лечения альтернативной медицины. Она проходит его только пару месяцев, но уже заметно значительное улучшение.

Жаннин было трудно говорить об улучшении состояния Софи, вернее, слышать, как она сама произносит это вслух. Она жила в жутком страхе, что это улучшение непродолжительно. С того момента как Софи начала проходить курс лечения, она не только жила вне клиники, но и научилась кататься на велосипеде, ела практически все, что хотела, и даже начала посещать занятия в школе. Большую часть года ей давали частные уроки на дому или в больнице. Но в последнее время ее состояние настолько улучшилось, что у нее теперь не было необходимости постоянно быть подключенной к аппарату диализа (искусственной почке). Последнюю пару недель ей нужна была эта процедура только две ночи в неделю. И это предоставило ей возможность делать то, чего она никогда раньше не могла: проводить ночь вдали от дома со своими друзьями. Поразительное улучшение состояния Софи казалось сверхъестественным, но доктор Шеффер, исследователь, который проводит курс лечения, предупредил Жаннин, что ее дочери предстоит еще длинный путь. Ей нужно будет дважды в неделю на протяжении по крайней мере одного года делать внутривенные инъекции Гербалины — такое название он дал своему травяному препарату, чтобы оно было больше по душе маленьким пациентам. Несмотря на успехи Софи, ее нефролог, врач, которого она посещала последние три года, не принимал всерьез такой метод лечения, как, впрочем, и все остальные специалисты, с которыми консультировалась Жаннин. Они просили Жаннин позволить Софи пройти еще один традиционный курс терапии с очередным экспериментальным лекарством, но Софи уже прошла несколько подобных курсов, и Жаннин не могла больше видеть, как ее дочь страдает от побочных действий лекарств. При лечении Гербалиной Софи становилось только лучше. Никакой сыпи. Никаких коликов. Никаких припухлостей. Никакой сонливости. Хотя лечащий врач Софи и его коллеги убеждали, что положительные результаты — это всего лишь временное уменьшение количества симптомов, в глубине же болезнь по-прежнему свирепствовала. Они утверждали, что доктор Шеффер дал надежду безнадежной больной, и только недавно перестали называть невысокого, жилистого, сладкоречивого доктора шарлатаном. Жаннин прекрасно понимала положение, в котором оказались врачи. В конце концов, медики боролись с подобной формой болезни почек на протяжении десятилетий, искали пути прекращения разрушения почек. И вдруг появляется какой-то врач альтернативной медицины, со своим сочетанием коры деревьев и трав, и думает, что может сделать то, что до него никто не мог сделать: вылечить эту неизлечимую! Лечащий врач Софи сказал, что терапия Шеффера лишь временная и неэффективная помощь, и Жаннин ужасно боялась, что он может оказаться прав. Она только начала возвращать к жизни свою дочь и не вынесет, если потеряет ее опять.

2

Жанры

Деловая литература

Детективы и Триллеры

Документальная литература

Дом и семья

Драматургия

Искусство, Дизайн

Искусство, Искусствоведение, Дизайн

Компьютеры и Интернет

Литература для детей

Любовные романы

Наука, Образование

Поэзия

Приключения

Проза

Прочее

Религия, духовность, эзотерика

Справочная литература

Старинное

Техника

Фантастика

Фольклор

Юмор