Оценить:

Ганнибал: Восхождение Харрис Томас




60

Милко услышал звук секционной пилы. Когда он выглянул снова, Ганнибала видно не было. Снова рисует. Ну и хрен с ним. Надо просто войти и застрелить его. И еще сказать, чтобы передал привет Дортлиху, когда попадет в ад. Снова по коридору, длинными шагами, в одних носках, неслышно по каменному полу, все время следя за рукой, рисующей на планшете. Милко поднял пистолет, шагнул сквозь дверь и увидел руку и рукав, лабораторный халат, свернутый на стуле, — а где же он сам?! — и тут Ганнибал приблизился к нему сзади и всадил иглу наполненного спиртом шприца Милко в шею, подхватив его, когда ноги под ним подломились, а глаза закатились, и опустил его на пол.

Первым делом все привести в порядок. Ганнибал положил отрезанную от трупа руку на место и прикрепил ее несколькими быстрыми стежками за кожу. «Извините меня, — сказал он. — Я добавлю слова благодарности к вашему письму».

* * *

Весь как в огне, кашляя, чувствуя на лице ледяной холод, Милко пришел в сознание. Комната вертелась перед глазами, потом немного успокоилась. Он стал облизывать губы и отплевываться. По лицу текла вода.

Ганнибал поставил кувшин с холодной водой на край резервуара с формалином и уселся рядом, явно намереваясь поговорить. На Милко была надета цепная «упряжь» для покойников. Он был по шею погружен в раствор формалина. Остальные обитатели резервуара собрались рядом с ним и изучали его затуманенными от бальзамирующей жидкости глазами, и он отпихнул от себя их скукоженные руки.

Ганнибал изучил содержимое бумажника Милко. Достал из собственного кармана солдатский медальон и положил его рядом с удостоверением личности Милко на край резервуара.

— Так, Жигмас Милко. Добрый вечер.

Милко закашлялся и задергался.

— Мы говорили про вас. Я привез вам деньги. Отступные. Мы хотим, чтобы вы взяли деньги. Я привез их. Давайте я вас туда отведу.

— Великолепный план, как мне кажется. Вы убили столько людей, Милко. Гораздо больше, чем плавает здесь. Вы ощущаете их рядом с собой? Вон там, возле ваших ног — ребенок, погибший при пожаре. Старше, чем моя сестра, и наполовину поджаренный.

— Не понимаю, чего вы хотите.

Ганнибал натянул резиновую перчатку.

— Хочу услышать, что вы можете сказать о том, как съели мою сестру.

— Я не ел!

Ганнибал надавил Милко на голову и погрузил его в формалин. Через довольно долгий промежуток времени он вытащил его обратно, полил ему на лицо водой, промыв глаза.

— Больше так не говорите, — сказал Ганнибал.

— Нам всем было плохо, очень плохо, — забормотал Милко, как только смог говорить. — Руки замерзали, ноги гнили. Что бы мы тогда ни делали, мы это сделали, чтоб выжить. Грутас очень быстро сработал, она даже не… а вас мы оставили в живых, мы…

— Где Грутас?

— Если я вам скажу, вы позволите мне отвести вас, чтобы забрать деньги? Там много, в долларах. И еще можно получить деньги, много денег, мы ж можем их шантажировать тем, что я знаю, а вы будете свидетелем…

— Где Гренц?

— В Канаде.

— Правильно. Наконец-то вы сказали правду. Где Грутас?

— У него дом в Мийи-ле-Форе.

— Какая у него теперь фамилия?

— Он работает в фирме «Сатраг инкорпорейтед».

— Он продал мои картины?

— Только один раз, чтобы закупить кучу морфия, не больше. Мы можем получить их назад.

— Вы пробовали блюда в ресторане Кольнаса? Пломбир у него неплохой.

— У меня деньги в грузовике.

— Последнее слово будет? Прощальная речь?

Милко открыл было рот, хотел что-то сказать, но Ганнибал с грохотом захлопнул тяжелую крышку. Между крышкой и поверхностью формалина оставалось меньше дюйма воздушного пространства. Он вышел из комнаты. Милко бился головой о крышку, как лобстер в кастрюле. Ганнибал закрыл за собой дверь, и резиновые уплотнители противно взвизгнули, соприкоснувшись с крашеной поверхностью дверной коробки.

* * *

Инспектор Попиль стоял возле рабочего стола Ганнибала, разглядывая рисунок.

Ганнибал протянул руку к шнурку и, дернув его, включил огромный вентилятор, который начал со стуком и лязгом вращаться.

Попиль поднял взгляд на вентилятор. Ганнибал не знал, что еще он успел услышать. Пистолет Милко лежал между ногами трупа, под простыней.

— Инспектор Попиль, — сказал Ганнибал, беря шприц с контрастной жидкостью и делая очередную инъекцию, — извините, мне нужно все это проделать, пока снова не началось окоченение.

— Вы убили Дортлиха в лесу, раньше принадлежавшем вашей семье.

Выражение лица Ганнибала не изменилось. Он вытер кончик иглы.

— Его лицо было съедено, — сказал Попиль.

— Я бы отнес это на счет воронов. Их в тамошних лесах полно. Собака, помнится, не успевала отвернуться от своей миски, как они тут же набрасывались на ее еду.

— Ага. Вороны, которые делают шашлык.

— Вы говорили об этом леди Мурасаки?

— Нет. Случаи каннибализма имели место на Восточном фронте, и не раз, когда вы были ребенком. — Попиль повернулся спиной к Ганнибалу, наблюдая за его отражением в стеклянной дверце шкафа. — Но вы ведь об этом знаете, не правда ли? Вы сами там были. И вы были в Литве четыре дня назад. Вы отправились туда по законно полученной визе, но вернулись совсем иным путем. Как именно? — Попиль не стал дожидаться ответа. — Я скажу вам, как именно. Вы купили нужные бумаги через одного заключенного в Френе — а это уголовное преступление.

В комнате, где стоял резервуар с формалином, тяжелая крышка чуть приподнялась, и на краю появились пальцы Милко. Он вытянул губы, приложил их к крышке, засасывая воздух из узкого пространства, потом захлебнулся от всплеска раствора, прижался лицом к щели над краем и еще раз, захлебываясь, втянул ртом воздух.

60

Жанры

Деловая литература

Детективы и Триллеры

Документальная литература

Дом и семья

Драматургия

Искусство, Дизайн

Искусство, Искусствоведение, Дизайн

Компьютеры и Интернет

Литература для детей

Любовные романы

Наука, Образование

Поэзия

Приключения

Проза

Прочее

Религия, духовность, эзотерика

Справочная литература

Старинное

Техника

Фантастика

Фольклор

Юмор