Оценить:

Влюбиться легко Неверсон Вивиан




5

– И заруби себе на носу: никто кроме нас с тобой и семейного адвоката, составлявшего завещание, об условиях не знает. Уж я о том позаботилась. Если поползут слухи, каким образом Патрик Рахилли пытался превратить никчемного бездельника-внучка в честного труженика и отца семейства, люди скажут, что мой брат на старости лет умом тронулся… и черт меня подери, если я такое допущу! Если только дознаюсь, что ты языком треплешь о том, чего окружающим знать не положено, я разорву договор быстрее, чем ты до десяти досчитать успеешь, клянусь святым Колумкилле! Ну что, мы друг друга поняли?

Коннор молча кивнул.

– Тогда до воскресенья. Дождаться не могу, когда ты меня с женой познакомишь.

Молодой человек проводил вредную старуху взглядом и с тяжелым вздохом вновь поднес чашку к губам. Надо отдать Кэтлин должное: старая ведьма его насквозь видит. Еще год назад он бы без зазрения совести продал ферму, положил деньги на счет – и старина Патрик, поглядев на землю с Небес, остался бы крайне недоволен внуком. Невзирая на все его добрые намерения, Патрик Рахилли так и не понял: внука можно заставить сыграть роль трудяги и семьянина, но заставить остепениться – это вряд ли!

В прошлом году, в это самое время, сам мэр Дублина отметил вклад Коннора О'Салливана в реконструкцию города. Газета «Даблин тудэй» включила его имя в список двадцати «самых крутых» холостяков города. И неудивительно: стоило Коннору заглянуть в придорожный паб пивка хлебнуть, как на каждой руке его тут же повисало по девице. А ведь если бы проект с кондоминиумом удался, он бы уже миллионами ворочал! Вот продаст «Эмайн Маху», пустит в оборот денежки, вернет, что потерял, – и снова раскрутит дело на полную катушку. И зачем ему, скажите на милость, губить молодость на дурацкой ферме в провинциальной глуши, коротая дни в окружении выводка сопливых ребятишек и вздорной супружницы?

Коннор встал, одарил официанток широкой прощальной улыбкой и направился к выходу. Девицы за стойкой возбужденно застрекотали, точно сороки. А «скверный парень» уже наметил план действий.

Путь его лежит в паб «Бык из Куальнге». Через час-другой народу туда набьется – не продохнуть. Где еще можно поглазеть на местных красоток, как не там! Он устроится в уголке, закажет себе что-нибудь «долгоиграющее», посидит спокойно и поразмыслит на досуге. Ибо выбор ему предстоит очень и очень непростой.

До полуночи завтрашнего дня ему необходимо обзавестись законной супругой.


Фредерика весело распевала про орешник и злополучного рыболова, изо всех сил нажимая носком туфли на педаль газа, пока указатель скорости не остановился на отметке сорок пять миль в час. Чувствовала она себя лучше некуда. Ее видавший виды «опель» птицей взлетел по склону холма, впереди замаячила цель – и девушка, внезапно оробев, едва не повернула обратно.

Паб «Бык из Куальнге» представлял собою огромное, кирпичное строение. Над входом, когда темнело, красные и синие лампочки освещали вывеску – огромного рогатого зверюгу, свирепо взирающего сверху вниз на входящих. На первый взгляд ничего особенного. Однако, по слухам, именно этот паб стал популярнейшим центром ночной жизни города и окрестностей в радиусе тридцати миль. Всякий любитель удариться во все тяжкие после долгой трудовой недели, едва переступив порог, понимал: он пришел по верному адресу.

Парковка была забита машинами всех мыслимых и немыслимых моделей и расцветок. Фредерика с трудом втиснула свой обшарпанный «опель» между двумя новехонькими пикапами. Она выключила зажигание и минуту посидела в тишине. В голове ее звучал неодобрительный голос матери:

– Этакие вертепы давно пора объявить вне закона. Сплошной грех, вот что это такое. Смертный грех.

Фредерика несколько раз глубоко вдохнула и выдохнула, пытаясь успокоиться. Если развлечения и пабы – это грех, значит, ад уже и так битком набит. Для меня места, пожалуй, и не осталось, утешала себя девушка.

Она перебросила через плечо сумочку, выбралась из машины, заперла дверцу. И побрела по гравиевой дорожке к освещенному входу, пытаясь приноровиться к новой обуви. Поднялась по ступенькам, расправила плечи, предвкушая встречу с неведомым… Но ничто не подготовило ее к массированному удару по всем органам чувств сразу, что обрушился на Фредерику на пороге.

На залитой радужным светом сцене музыканты в традиционных ирландских костюмах, самозабвенно дергались в такт мелодии, очень отдаленно напоминающей национальные мотивы. Каждый аккорд, каждый взрыв ударных, каждая нота в голосе солиста оглушали.

Пиво. Вот что ей нужно.

Фредерика направилась к стойке, опасливо обходя столики, замусоренные пивными бутылками и окурками, где вовсю веселились ночные гуляки. Паб жил своей собственной жизнью: незримые волны распространялись от мужчин к женщинам и обратно, между танцующими ловко сновали официантки. Каждая молекула воздуха словно пропиталась сигаретным дымом. Растекшееся туманное марево придавало помещению завораживающий, нездешний вид. Фредерика невольно подумала о горькой участи пассивного курильщика, но тут же одернула себя: двадцать четыре года своей жизни она дышала чистым, неоскверненным воздухом, так что ничего страшного, если раз в жизни вдохнет малость канцерогенов.

Фредерика высмотрела свободный табурет и неловко вспрыгнула на него. За стойкой возвышался бармен – плечистый здоровяк с бицепсами толщиной с телеграфный столб. В ухе его поблескивала золотая серьга. Девушка откашлялась.

– Будьте добры, пиво.

– Какое именно?

5

Жанры

Деловая литература

Детективы и Триллеры

Документальная литература

Дом и семья

Драматургия

Искусство, Дизайн

Искусство, Искусствоведение, Дизайн

Компьютеры и Интернет

Литература для детей

Любовные романы

Наука, Образование

Поэзия

Приключения

Проза

Прочее

Религия, духовность, эзотерика

Справочная литература

Старинное

Техника

Фантастика

Фольклор

Юмор