Оценить:

Дилетант галактических войн Михеев Михаил




1

Пролог


От героев былых времён
Не осталось порой имён…

Из х/ф «Офицеры»

Великая империя, как это часто и бывает, рухнула в одночасье. Государственный переворот — обычное дело для страны, которая слишком долго жила тихо и мирно и в которой бюрократия и коррупция превзошли все мыслимые и немыслимые пределы. Особенно когда к власти приходит тот, кто пытается навести порядок, не устраивающий сидящих на тёплых местах чинуш. Просто на этот раз мятежники не имели достаточно сил, чтобы, взяв штурмом дворец и убив императора и его семью, удержать власть — слишком непопулярны были их вожди в армии. Генералы и адмиралы, разбросанные по разным планетам и базам, дружно рванули одеяло на себя, и оно не выдержало, расползлось на лоскутки. Государство, ещё недавно включавшее в себя больше полутысячи миров, раскололось на несколько сотен объединений размерами от одной планеты до пяти-семи звёздных систем. В одних правили избранные народом президенты и губернаторы, в других — самопровозглашённые короли. Какие-то миры, в основном аграрные, жили мирно, на других, чаще всего индустриальных, кипели гражданские войны. Ничего удивительного в этом не было, крестьяне — народ степенный и, как правило, неприхотливый: если нет проблем с едой, если ему обеспечен минимальный комфорт, а власть более-менее заботится о порядке, крестьянин без особой нужды воевать не пойдёт. Индустриальные же миры часто элементарно оказывались на грани (а иногда и за гранью) голода. А тут ещё некоторые генералы-адмиралы, а иной раз и полковники (был даже один шустрый лейтенант, которого, кстати, так и не прибили — сам помер, своей смертью, если можно так назвать экзотическую болячку, подхваченную в молодости и толком не залеченную) не мудрствуя лукаво объявляли себя императорами. В этом тоже не было ничего не обычного — предок последнего императора сам когда-то начинал удачливым адмиралом, оказавшимся в нужное время в нужном месте. Вспыхивали войны, создавались и распадались коалиции, галактика кипела, как котёл.

Как всегда, нашлись желающие погреть руки у чужого огня, даже если это не мирный костёр или уютная домашняя печь, а всепожирающее пламя лесного пожара, готовое поглотить всё вокруг. Извне, из-за границ империи, хлынули толпы любителей лёгкой наживы — чужаки, не имеющие с людьми ничего общего, пираты, на которых вдруг прекратилась охота, солдаты Забытых миров, заселённых во время Великой экспансии и отколовшихся или потерянных во время краха Первой империи. Эти не без основания считавшие себя брошенными когда-то на произвол судьбы и гордые тем, что сумели выжить в одиночестве, были особенно беспощадны — они мстили имперцам за своё унижение, за долгие столетия лишений, которые миновали жители больших планет. Если чужаки, как правило, грабили и убивали, в основном тех, кто подвернулся под руку, а пираты грабили, насиловали, но убивали, как правило, опять же тех, кто оказывал сопротивление, то высаживающиеся со своих допотопных звездолётов варвары Забытых миров убивали с удовольствием и неприкрытым садизмом, оставляя за собой мёртвые, выжженные планеты. Причём страдали как раз не жители центральных планет, неплохо защищённых и имеющих приличные флоты и большие гарнизоны, а окраинные сельские миры, заселённые недавно и сами еле сводящие концы с концами. Пытаясь защититься, их жители сами брались за оружие и пытались оказывать сопротивление, порой небезуспешно, во всяком случае, кое-кто из пиратов и варваров украсил собой ветки деревьев, причём отнюдь не в качестве элементов икебаны, да и чужаков мирные фермеры резали почём зря. В результате одиночные пиратские корабли теперь редко рисковали совершать налёты, чаще объединялись в целые флоты, да и Забытые миры всё чаще начали сбиваться в кучу… Словом, бардак начался нешуточный.

Однако оставались и те, кто был верен присяге. Их было немного, у них не было единого лидера, часто они даже не знали друг о друге, но они были. Зачастую они имели под своим началом небольшие армии и флоты, хотя чаще — полузаброшенные базы на богом забытых планетах и форпостах. Они честно пытались выполнить свой долг, удерживая границы и первыми принимая на себя удары врагов, и их силы таяли, как лёд под жарким солнцем. Последние солдаты некогда великой империи…

Эскадру контр-адмирала Гасса известие о перевороте застало в глубоком космосе, в стороне от звёздных путей. Эскадра выполняла плановые манёвры, обкатывая новый линкор. В принципе те же учения, совмещённые с ходовыми испытаниями корабля новой серии, совершенно обычное явление. Имперский флот мог позволить себе не экономить на вооружении, и новые модели кораблей появлялись достаточно часто, хотя порой это приводило к проблемам: новый корабль — это новые серии механизмов, часто новые системы вооружения, и ремонтировать неисправность иной раз бывало достаточно сложно. Именно отсутствие единой стандартизации механизмов частенько оказывалось раньше ахиллесовой пятой флота, поэтому новые корабли всегда тщательно обкатывали, стремясь сделать их системы максимально надёжными. Этим и занимался сейчас Гасс, проводя последние испытания корабля перед запуском его в серию. Остальные корабли эскадры в принципе охраняли грозный прототип, хотя, конечно, учения для экипажей тоже штука нужная.

В тот момент, когда пришло сообщение, совет командиров, собранный Гассом, решал очень важный вопрос: что делать с третьим механиком крейсера «Ураган», который из подручных материалов собрал самогонный аппарат и гнал самогон в огромных количествах. Ничего удивительного в этом в общем-то не было — на любом корабле можно найти пару таких агрегатов, а на громадных линкорах и авианосцах их, бывали случаи, работало по дюжине и больше. Каждый опытный командир смотрит на это сквозь пальцы: в походе по уставу — сухой закон, а матросам необходима разрядка. Ничего страшного, если какой-нибудь старшина пропустит после вахты стаканчик-другой. Главное — неофициально и тихо, чтобы никто не видел. Матрос доволен — и выпил, и нервы себе пощекотал самим фактом того, что храбро занимался тем, за что положен трибунал. Во всяком случае, теоретически за последние полста лет прецедентов не отмечено. Командир тоже не в обиде — матросы не кучкуются по углам и не шепчутся на темы вроде «и зачем нам эта война (поход, учения, погрузка… — нужное подчеркнуть, недостающее вписать), мужики?». Вдобавок с ними всегда можно сыграть в доброго отца-командира, вызвав к себе кого-нибудь помоложе, сунув под нос написанный кем-нибудь из офицеров рапорт, грозно выругать, вскипеть от гнева и, когда парень уже готов будет от страха перед неминуемым наказанием потерять сознание или хотя бы наложить в штаны (опять же теоретически можно и в штрафную роту угодить), выдать что-нибудь вроде «ладно, парень, я своих не выдаю и попробую замять дело, это, конечно, тяжело, но ты хороший матрос, и смотри у меня»… Это тоже позволяет малость поднять авторитет командира в глазах молодёжи — просто, надёжно, все так делают. Со старослужащими этот номер, конечно, не пройдёт, но таковы уж негласные правила игры, все их понимают и принимают.

1

Жанры

Деловая литература

Детективы и Триллеры

Документальная литература

Дом и семья

Драматургия

Искусство, Дизайн

Искусство, Искусствоведение, Дизайн

Компьютеры и Интернет

Литература для детей

Любовные романы

Наука, Образование

Поэзия

Приключения

Проза

Прочее

Религия, духовность, эзотерика

Справочная литература

Старинное

Техника

Фантастика

Фольклор

Юмор