Оценить:

Фабрика героев Дакар Даниэль




20

— А чего ты хотел, мужик? Дело же не в деньгах, пенсия у пилотов щедрая. Щедрая, но ранняя. Средняя продолжительность жизни — полтораста лет, а пилотов отправляют в резерв максимум в тридцать пять. Максимум! Ты вообще-то представляешь себе, что такое бельтайнский экспедиционный пилот? Что такое его организм, его психика, счастье каждой его клеточки, когда он сливается со своим корветом, сам становится кораблем, а корабль — им? Там, среди звезд, в боевых ордерах, ты первая после Бога. И даже не после, а рядом. И вот подходит пенсия. И неожиданно выясняется, что ты, со всеми твоими навыками и знаниями, с твоей адреналиновой наркоманией и умением рисковать, не нужна никому… В грузоперевозки нас берут неохотно, мы ж психи… На пассажирских кораблях мы тем более не нужны, там своя специфика. Ну разве что в курьеры податься либо в личные пилоты, да и то… Кому-то удается пристроиться служить туда, где не могли платить за действующие экипажи, вот только ни канониры наши, ни бортинженеры там не нужны, своих хватает, да и стоят свои дешевле… И ты, которая еще вчера была для твоих людей и матерью, и старшей сестрой, и Девой Марией, вдруг оказываешься среди чужаков, которым нужен пилот — и только. Да, прими-ка еще во внимание, что приходится летать на кораблях, не предназначенных для бельтайнок, они ведь дорогие, а с твоего-то корабля тебя списали, на нем сейчас летает кто-то другой… Ты не интересовался статистикой, сколько пилотов, ушедших после выхода в запас на контракт, бьется в первый же год? Или спивается к чертовой матери за тот же отрезок времени? Поинтересуйся. А после родов? Задрали, понимаешь ли, планку: хорошо летают только девственницы, сносно — нерожавшие! И кому какое дело, что это по-настоящему важно только в астероидном поясе Тариссы, такой уровень больше нигде не нужен — более поганое местечко для полетов мне не встречалось… Выброшенные на берег рыбы, вот мы кто. А тут приходит добрый дядя. Или тетя, не важно. И говорит: «Девочка, вот тебе корабль!», и добавляет, что дело рискованное, как раз для экспедиционного пилота. И им, заметь, все равно, рожала ты или нет: для их целей твоего мастерства хватит. Правда, веселый выбор: спиться, сторчаться, сойти с ума… Или, не слишком заморачиваясь моральной составляющей — а что ты вообще знаешь о морали обычных людей? — заниматься тем, для чего тебя целенаправленно зачали, родили, воспитали и выучили. Что, по-твоему, выбирают девчонки? Они, между прочим, люди, хоть и ничейные! Они жить хотят, а не существовать! Плевать они хотели на твои представления о законности и на всех нелинейных заодно…

— А как же ты? — негромко поинтересовался Морган, когда Лорена перестала всхлипывать.

— Я исключение. Из-за меня в свое время, на последнем курсе, Звездный Корпус только что не подрался с Исследовательской Секцией. Сестра вон в Корпус по физическим стандартам не прошла, а Секция ее подхватила, и посмотри, какой она биохимик! Закачаешься! И адреналин в цифрах ловлю. И потом, не забывай, я-то вернулась в Корпус, я могу летать на корветах, хоть иногда…

— А почему раньше, лет двадцать назад, они не нанимались ко всякой шушере?

— А потому, что такой шушеры не было. Или шушера не нуждалась в пилотах. А теперь нуждается.

— Как и я.

— Как и ты.

И майор Генри Морган окончательно уяснил для себя, что пилотов у него нет.

Глава IV

— Мэри, а Мэри… Ты бы и впрямь поспала, что ли… — Лорена Макдермотт каким-то образом ухитрялась сочетать на красивом, не тронутом еще увяданием лице сочувствие и неодобрение. Сочувствие относилось собственно к Мэри, неодобрение — к пятому окурку сигары, только что отправившемуся в пепельницу — Все равно до вестей от Ваноры часа два, не меньше. Монастырь передал, что у них все тихо, похоже, не рискуют соваться, пока с нами не разобрались. Идут спокойно, наши расчеты по времени не меняются… Давай я тебя провожу, тут есть комнаты отдыха.

Мэри вздохнула, поднялась на ноги и последовала за Лореной. В небольшой комнате за Залом Совета она сняла ботинки и ремень, опустила до середины груди застежку комбинезона, убедилась, что строгое внушение на организм не подействовало, приняла капсулу, потом, подумав, вторую, и улеглась на просторный диван. Сон не шел. То ли перенервничала, то ли перекурила… А может быть, это просто страх? Страх перед тем, что случится, если ее тело не возьмется за ум в самое ближайшее время? Будем надеяться, что все-таки не страх. Мэри Александра Гамильтон боится смерти?! Курам на смех!

Она опустила веки, чтобы дать отдых глазам, и который раз — задумалась над тем, как сложилась бы ее жизнь, если бы лет триста пятьдесят назад в поясе астероидов не были открыты залежи тариссита. Если бы в астероидах без потерь могли летать не только девственницы с искусственно отрегулированным гормональным балансом (выброс гормонов во время неконтролируемого полового созревания и, особенно, в момент первого контакта ощутимо снижал способности пилотов). Если бы Констанс Макдермотт, прапра — и так далее бабушка Лорены, не додумалась использовать тарисситовые импланты для повышения скорости и качества мыслительных процессов. Если бы не сформировались Линии, мало чем отличающиеся по функциям от питомников породистых животных — недаром же в бельтайнском разделе портала Галанета, посвященного найму армии, к каждому внесенному в списки прилагалась подробнейшая родословная. Уже будучи слушателем Академии Свободных Планет на Картане она любопытства ради просмотрела историю Линии Гамильтон по родословным — до того не было ни времени, ни желания. Судя по всему, искусственное оплодотворение являлось любимым методом Генетической Службы — слишком часто годы жизни отцов категорически не совпадали с годами жизни матерей. У Мэри даже возникло подозрение, что за последние сто двадцать лет она первый ребенок в Линии Гамильтон, зачатый естественным путем, ведь естественное зачатие означало только пятидесятипроцентную вероятность получения ребенка нужного пола. В случае Линий Пилотов — женского. В Инженерных Линиях и Линиях Десанта рождались исключительно мальчики, и тот же Марк Фортескью мог лишь тщетно мечтать о родной дочери. И только Линии Канониров могли позволить себе детей любого пола (хотя и не любой наследственности) — и мужчины, и женщины стреляли одинаково хорошо. А стрелять приходилось нередко, тариссит требовал защиты.

20

Жанры

Деловая литература

Детективы и Триллеры

Документальная литература

Дом и семья

Драматургия

Искусство, Дизайн

Искусство, Искусствоведение, Дизайн

Компьютеры и Интернет

Литература для детей

Любовные романы

Наука, Образование

Поэзия

Приключения

Проза

Прочее

Религия, духовность, эзотерика

Справочная литература

Старинное

Техника

Фантастика

Фольклор

Юмор