Оценить:

Фурия Курсора Батчер Джим




165

Амара пожала плечами.

– Леди Аквитейн и ее подчиненные вполне могли бы забрать кое-кого из нас с собой, если бы были уверены, что их ждет смерть. Условия позволяют всем нам уйти целыми и невредимыми. А если учесть связи и влияние Леди Аквитейн, ее арест для суда также будет бессмысленным занятием.

– Некоторые люди не были бы довольны таким ответом, – проворчал Бернард. – Они сказали бы, что ты могла бы безнаказанно убить их, как только они сдадутся.

– Люди вроде Гая? – предположила Амара.

– В первую очередь, – ответил Бернард, кивая.

Амара повернулась к своему мужу и твердо встретила его взгляд.

– Я присягала поддерживать и защищать Корону, милорд. А это значит, что я связана законом. Что не подразумевает арест, суд, приговор и казнь заключенных в неустановленном законом порядке.

Она вздернула подбородок.

– Никогда агент Короны не преступал слова, данного однажды. Кроме того, Первый Лорд все еще нуждается в поддержке Аквитейна, до тех пор пока легионы Калара не будут подавлены. Убийство жены может снизить его желание поддерживать Корону.

Бернард изучал ее лицо, черты его были непроницаемы.

– Эти люди опасны, Амара. Для меня, для моей семьи, для тебя. Мы находимся в дикой местности, посреди хаоса войны. Кто будет знать?

Амара спокойно встретила его взгляд.

– Я буду. Порядочные люди не убивают других человеческих существ, если в этом нет крайней необходимости. И ведь Инвидия, в конце концов, оказала большую услугу Империи.

– За исключением небольшой ложки дегтя в конце, – прорычал Бернард.

Амара положила руки по обе стороны его лица.

– Оставь ей её мир. Он холодный и пустой. Для нас его не достаточно, чтобы победить, милорд. Его недостаточно даже для простого выживания. Я не буду жить в мире, где расчеты силы заменяют правосудие и закон независимо от того, насколько неудобным это окажется для Короны.

Зубы Бернарда мелькнули в белой, свирепой улыбке. Он нежно поцеловал ее.

– Ты, – сказал он, – больше, чем заслуживает такой старик.

Она тепло улыбнулась в ответ.

– Остерегитесь, милорд муж. Если вы скажете слишком много, мне, возможно, придется доложить о ваших крамольных высказываниях Первому Лорду.

– Сделай это. Как долго думаешь займет у них выбраться оттуда?

Они сидели рядом друг с другом в повозке. Воссоединившаяся со своей дочерью Ладья заснула, обнимая ее и прижимаясь щекой к кудрям Маши. Щеки девочки были розовыми с теплым оттенком глубокого детского сна. Леди Плацида и Элания также дремали.

– Десять минут, возможно, – сказала Амара. – Как только Леди Аквитейн немного отдохнет, она разорвет эти веревки и освободит остальных. Но без транспорта для своих слуг она сможет преследовать нас только лично. Она не сделает этого, даже если бы Леди Плацида не была в состоянии уничтожить ее публичный образ и ее поддержку в Лиге Дианы компрометирующими доказательствами заговора с целью совершения убийства.

Бернард кивнул.

– Понимаю, – сказал он. – А что мешает носильщикам попросту сбросить нас на землю и вернуться к ней?

– Они наемники, любовь моя. Мы предложили им деньги. Много-много денег.

– Верно, – проговорил Бернард. – С этим разобрались. Но я чувствую, что должен спросить… почему мы оставили их голыми? Чтобы замедлить?

– Нет, – Амара фыркнула. – Потому что мерзкая сука заслужила это.

В уголках глаз Бернарда собрались морщинки, и он медленно повернулся на месте, чтобы нежно поцеловать ее губы, и сначала одно, а затем другое веко. Амара обнаружила, что, закрывшись, ее глаза просто отказываются открываться, тогда она окунулась в восхитительное тепло Бернарда и уснула прежде, чем успела до конца выпустить удовлетворенный вздох.

Глава 51

Тави дрожал под дождем, изо всех сил пытаясь скрыть это от людей вокруг него, и ни о чем в мире не мечтал так сильно, как о тепле и сне.

Алеранцы приготовились к встрече следующего штурма меньше чем за час. Факелы и зачарованные фонари разгоняли темноту гораздо эффективнее, чем во время первой опустошительной атаки, да и сами легионеры были более организованными, более решительными.

По крайней мере, Тави надеялся, что они были.

Тави стоял на последней глинобитной стене с Валиаром Маркусом. Первое Копье двигался с заметной хромотой благодаря канимскому дротику. Его нога была туго перебинтована окровавленной повязкой, рана закрыта иглой и нитью, что доказывало, насколько сильно были перегружены целители Фосса. В большинстве обстоятельств, рана, такая как у Маркуса, была бы закрыта и излечена, и Первое Копье вернулся бы в строй практически невредимым. Но целителям приходилось заниматься таким количеством легких ранений – а также закрытием гораздо более ужасных, в попытках сохранить жизнь тяжелораненым, чтобы иметь возможность заняться ими позже – что Первое Копье, по всем отчетам, попросил раненого ветерана вытащить дротик, затем собственноручно очистил и зашил рану, перевязал ее бинтом и приковылял обратно на свой пост.

Дождь продолжал падать, холодный и неизменный. Редкие вспышки алых молний высвечивали чуть больше, чем просто пелену дождя. Тави различал случайные движения в темноте, но выстроенные алеранцами на мосту оборонительные стены мешали ему разглядеть какие-либо подробности.

Тем не менее, простой факт, что Тави мог стоять на стене и наблюдать, говорил ему одно: канимские стрелки прекратили играть свою смертоносную музыку.

– Я думал, вас записали как выбывшего из строя, Первое Копье, – сказал Тави.

Маркус взглянул на ближайшего легионера и понизил голос, чтобы человек нечаянно не услышал его.

165

Жанры

Деловая литература

Детективы и Триллеры

Документальная литература

Дом и семья

Драматургия

Искусство, Дизайн

Искусство, Искусствоведение, Дизайн

Компьютеры и Интернет

Литература для детей

Любовные романы

Наука, Образование

Поэзия

Приключения

Проза

Прочее

Религия, духовность, эзотерика

Справочная литература

Старинное

Техника

Фантастика

Фольклор

Юмор