Оценить:

Смело мы в бой пойдем… Орлов Борис, Авраменко Александр, Еще Кошелев Александр




87

Майор Макс Шрамм. Восточный фронт

Поначалу мы в Баян-Обо стояли. В Монголии что хорошо? Степь ровная, плоская. Топливо, воду и боеприпасы завёз, куда твоей душе угодно, там и аэродром. Только ограждение флажками поставь, и летай. И на вынужденную где хочешь садись. Всегда площадку найдёшь. А что плохо? То, что воды мало, раз. Дорог нет. Два. И ветры эти… Три. Летом — жара под сорок, зимой — тоже сорок, только ниже ноля, и ветер пронизывающий. От него никуда не деться. Первое время по неопытности многие поморозились. Жили то в юртах, а ставить их толком не умели. Как буран налетит, так её сносит, ну и соответственно, небоевые потери. На взлёт идёшь, ощущение, что машина горит — из всех щелей песок сыпется. Кошмар, одним словом! Мне то ещё ничего, у меня испанский опыт был, умел что-то делать, а вот остальным лётчикам куда как хуже пришлось. Ребята совсем молодые, только после училищ, «взлёт — посадка» их звали. А жёлтые опытные и злые. На китайцах с корейцами научились неплохо летать, да и инструктора у них тоже с испанским опытом, англичане и французы… Двадцать восьмого августа я в Монголию прибыл. В Георгиевске-на-Амуре получил новенький «сто одиннадцатый» последней модификации, с усиленным бронированием и более мощными моторами. У меня на испанской «бэшке» ещё по девятьсот пятьдесят кобыл ДБ-600ЦГ стояли, а эта модификация уже с «Юмо» шла. По тысяча двести. Ну и соответственно, всё подросло, и скорость, и дальность, и грузоподъёмность. А для обороны шесть УБ стоит, по 12 и 7. С приличным боезапасом. Не успел я машину принять, бежит ко мне вестовой, в штаб меня вызывают. Ну, прихожу я злой как собака, а там меня с ходу в лоб, бац! Герр гауптман, так как вы есть герой Рейха и России, только что поступил приказ Объединённого Командования о присвоении вам очередного звания, это первое, на сладкое. А второе, герр майор, езжайте сейчас на вокзал и принимайте под своё командование прибывающих через два часа сюда лётчиков. Весь сто пятидесятый полк. Все четыре эскадрильи. Шестьдесят два экипажа. И вот ещё что, герр майор, завтра в двенадцать ноль ноль ваш полк уже должен быть в воздухе, следуя на фронт. А это ваш водитель и проводник по нужным вам местам. И показывают мне на молоденькую фройлян в форме, скромненько так в уголке примостившуюся на табуреточке… Нет, я, конечно знал, что все русские сумасшедшие, но не до такой же степени?! Но что делать, приказ есть приказ, и приступил я к его выполнению… Вышли мы из управления вместе с дамочкой, и ведёт она меня к небольшому «кюбельвагену», который в Нижнем Новгороде по лицензии «Фольксвагена» для армейских нужд выпускают. Залез я в лоханку, бросил портфель с бумагами на заднее сиденье и командую ей, мол вези меня на вокзал для начала. Ну, помчались мы. Пока у коменданта вокзала свой полк ждал, успел созвониться с Управлением опять, и всё, что надо выяснить. Так что когда эшелон к платформе подкатил и пилоты мои выгружаться стали, всё на ходу было. И машины со складов на заводской аэродром пошли со снаряжением и положенным довольствием, и самолёты отобраны и предполётную подготовку проходили. И успели начальника эшелона по рации предупредить о моём назначении… Только я трубку на аппарат положил, паровоз свисток даёт. О прибытии. Колокол брякнул, дверцы вагонов открылись, личный состав из вагонов полез, строится стал. Я старшего углядел и к нему, а фройлян моя следом топает, подхожу к капитану, представляюсь, тот глаза выпучил, но доложил о прибытии. Я ведь и форму сменить даже не успел ещё, так и ходил в нашей, немецкой. Короче, погнали мы колонну на завод, где нас машины наши боевые ждали. Там, слава Богу, всё уже готово было: «Хейнкели» заправлены и снаряжены, боезапас подвешен, имущество упаковано и в транспортники загружено. Собрал я штурманов, полётные карты раздал, команду на вылет дал. И пошли мои птенцы на взлёт… Как я полк довёл до места базирования — ума не приложу. Так ведь ещё и сели. Правда, когда последний бомбер на посадку заходил, уже темнеть начало, но успели приземлиться все. Я команду дал экипажам в машинах ночевать, потому что вокруг одно поле голое, на улице мороз минус двадцать, а в самолётах хоть комбинезоны можно к аккумуляторам подключить и спать в тепле. БАО же приказал немедленно обустройством аэродромом заняться: палатки ставить, капониры под самолёты рыть и укрытия для боеприпасов и горючего. А сам командиров эскадрилий в свой самолёт пригласил и знакомиться стал. Выяснилось нечто кошмарное, вообще-то, настоящий пример знаменитого русского разгильдяйства, которое во всём мире известно. Полк этот, сто пятидесятый бомбардировочный, сводный был. Все собрались только в эшелоне и кто, что, чего — только со слов друг друга и знают. Основной контингент пилотов на «СБЮ» летал, наши птички практически на ходу осваивал. Ну, штурмана, они и есть штурмана. Только вот половина из них гражданской авиации, и о военной специфике представления не имеют. А что касается стрелков, то у меня вообще волосы дыбом встали под шлемом — обычные армейские пулемётчики из рот тяжёлых пулемётов. Зато все — добровольцы! Честно говоря, мне после такого знакомства захотелось застрелиться. Причём не только самому, но и того идиота шлёпнуть, который этот маразм затеял, и только чудом мы вообще смогли взлететь и сюда добраться. Выяснилось, что на самом деле наши «Хейнкели» пилотировали в воздухе пилоты транспортников заводских. Эти то ребята «сто одиннадцатые» знали, а те кто должен был бомбардировщики вести за штурвалами их машин сидели, всё наоборот вышло. Распустил я командиров своих, пожевал кое-как всухомятку холодными консервами из пайка, запил кофе из термоса остывшим, и завалился спать, по русской пословице, мол утра вечера мудренее. Утром буря поутихла, бойцы из батальона аэродромного обслуживания палатки поставили, рацию установили, ну я и давай с командованием связываться. Добрался до самого Фесенко, а тот вообще не знает, что к нему на помощь полк бомбардировочный прибыл. Бардак страшенный! Немудрено, что японцы наступают вовсю. В общем, доложился я о прибытии, и говорю что выпускать нас в бой полное безумие: экипажи не укомплектованы и необучены, бомбы ещё не прибыли, и когда будут — никто не знает, топлива нет, аэродром не оборудован, зенитного прикрытия нет. А этот сукин сын ничего слышать не хочет, обрадовался, гад, и орёт в микрофон, что немедленно взлетать и японцев бомбить! Я уж и так и этак, а он под конец стал вопить, что под трибунал отдаст. Ну, психанул я и в микрофон прямым текстом ему в ответ, что мол тебя, скотину, надо под суд отдавать, а людей я гробить не дам, а если он чего-то против имеет, то я самому фюреру буду жаловаться вместе с Александром Николаевичем! Благо, те меня лично оба знают. Затих полковник и рацию отключил. Я тоже микрофон бросил, велел начальника БАО вызвать на доклад. Тот явился, капитан сапёрный, весь чёрный от усталости, шатается, но на ногах ещё стоит. Доложился. Полосы взлётные размечены, палатки для жилья установлены, часть капониров отрыта, но дерева для перекрытий нет, пока просто маскировочными сетями затянули все машины. Просит разрешения бойцам своим отдых дать. Те уже сутки пашут. Ну, пошли мы с ним осматривать фронт работ, остался я, можно сказать, доволен, и к просьбе его снизошёл, только велел посты выставить, а утром после подъёма продолжить работы согласно плана. Ушёл капитан, вызвал я к себе опять командиров эскадрилий и повелел им предоставить мне полные списки народа с характеристиками, кто где летал и на чём и сколько. А ещё приказал всем воздушным стрелкам караул сменить немедленно. И дал на всё времени до вечера. Штурманам эскадрильи велел карты изучать, чтобы на местности не путались. После обеда приступили к комплектованию экипажей, ну с этим просто, разделили всех по должностям, свели по специальностям, вот тебе и экипаж. Проблема в том, что его ещё сладить надо, а потом, соответственно, звенья, эскадрильи, полк. А половина народу вообще ничего не умеет, и самолёт не знает, зато речи партийных вождей от зубов отскакивают… Ну прямо вредительство настоящее! Тут меня к рации вызвали, какой-то подполковник из штаба ОМК и доложил, что вышла к нам колонна с грузом бензина, авиабомб и патронов, а так же зенитный дивизион для прикрытия, плюс пятьдесят кубометров леса и досок. И чтобы ждал я эту колонну завтра к утру,

87

Жанры

Деловая литература

Детективы и Триллеры

Документальная литература

Дом и семья

Драматургия

Искусство, Дизайн

Искусство, Искусствоведение, Дизайн

Компьютеры и Интернет

Литература для детей

Любовные романы

Наука, Образование

Поэзия

Приключения

Проза

Прочее

Религия, духовность, эзотерика

Справочная литература

Старинное

Техника

Фантастика

Фольклор

Юмор