Оценить:

Смело мы в бой пойдем… Орлов Борис, Авраменко Александр, Еще Кошелев Александр




43

Наконец, до посольства добрались. Охрана меня внутрь пропустила, с извозчиком моим расплатилась. Помогли мне чемоданы донести. Пока прислуга вещи мои убирали, и сам посол спустился. Обрадовался свежему человеку. Велел свечей ещё зажечь, камин растопить у себя в кабинете. Пригласил меня к себе, когда отдохну с дороги…

Ужин в посольстве был скромным. Граф посетовал, что сейчас с продуктами в Москве очень тяжело. Можно сказать, что их вообще нет. В посольство, например, их доставляют из Германии поездом и дипломатической почтой. Местное население голодает. Хлеб им отпускается по карточкам. Сразу мне Кайзеррейх в восемнадцатом вспомнился, даже зябко на мгновение стало, несмотря на камин… С электричеством в городе тоже тяжело. Практически все заводы и фабрики в Москве остановлены. Причём не из-за отсутствия сырья или энергии: на всех них свои электростанции есть. Причина банальная. Демократические правители России умудрились практически всё производство разбазарить французам и англичанам. За бесценок отдавали. Чуть ли не себе в убыток, только возьмите, нам долги выплатить надо! Те и пользовались. Достаточно сказать, что крупнейший автомобильный завод Москвы продали за десять тысяч франков. Правда, сколько они себе в карман положили, не знает никто. А когда ничего не осталось за душой и с возвратом кредитов протянули, быстро на них управу нашли. Так как заводы иностранные — дали «оттуда» команду «Остановить производство!», и всё. Народ и без зарплаты, и без работы. Самое страшное, без пищи остался. А на тех предприятиях, что чудом иностранцам не достались сплошное беззаконие: штрафы колоссальные, зарплату либо вообще не платят, либо с задержками, когда деньги обесцениваются. Увольняют по поводу и без повода. Так что надежды на успешное выполнение возложенной на меня миссии мало. Если не сказать, что нет её вообще… Так и вышло: дали мне в посольстве автомобиль, и в три дня я всю Москву объездил. Съездил на предприятие Полякова — отказ. На заводах Филькенштейна — отказ. На фабрике Кагановича даже разговаривать не стали, когда узнали, что я из Германии. И всё. Больше нужных мне профильных заводов в Москве нет. И в округе тоже. Тульские государственные оружейные давно Крезо продали. Вернее, подарили. Тот обещал какой-то мелкий займ в ответ погасить, да обманул. Зато успел оттуда почти все станки вывезти во Францию. Когда выяснилось, что надули русских французы, послали комиссию, назад предприятия забирать. Те в Тулу приехали, а там цеха пустые, стены развороченные. Что не вывезено, так изуродовано. Печи литейные заморожены. Металлурги это называют «козла посадить». Вот лягушатники их и «закозлили». Рассказывали, что они полгода оттуда эшелон за эшелоном гнали. Рабочие пытались жаловаться на такое дело, да французы кому требовалось взятками рты заткнули. А к жалобщикам большевики наведывались, и после этого их никто не видел. И всё лягушатникам с рук сошло. Концерн «Шнейдер-Крезо» себе новые заводы во Франции бесплатно оснастил, а русские без военных заводов остались…

Доложил я в администрацию о том, что в России творится, и решил уже чемоданы паковать, назад возвращаться. Да тут неожиданно телеграмма пришла из Берлина: ждать дальнейших распоряжений. Посмотрели мы на неё с послом, пожали плечами. Что тут скажешь? Раз начальство приказывает, нужно исполнять. Так и остался я в Москве. Жил и столовался при посольстве. А в России всё хуже и хуже с каждым днём становится. Я «Веймарскую Республику» самыми страшными днями в своей жизни считал. Ошибался. И сильно. Такого, что в России творилось, даже в самых жутких снах себе представить не мог: в марте 1928 года по сговору между промышленниками были полностью остановлены ВСЕ предприятия тяжёлого машиностроения и горнодобывающей промышленности. Миллионы людей были уволены, их семьи оказались без каких либо средств к существованию. Вспыхнул голод. В попытках накормить людей Правительство Российской Демократической Республики вскрыло стратегические запасы. Картина, открывшаяся там привела к грандиозному скандалу: склады были пусты. Окопавшиеся в интенданствах еврейские дельцы вместе со своими родственниками вывезли тысячи тонн консервов, миллионы пудов хлеба за границу, реализовав их по демпинговым ценам. Выручка осела в банках Ротшильда и Полякова. В отчаянных попытках спасти положение глава Правительства Гучков, сменивший в мае 1926 года премьера Керенского, обратился к боевым отрядам сионистской гвардии с просьбой помочь в реквизиции хлеба у якобы укрывающих его крестьян, так как армия отказалась выполнять этот преступный приказ. А вот евреи взялись за дело с удовольствием: выгребали всё, до последнего зёрнышка, обрекая людей на голодную смерть. Сопротивляющихся произволу казнили сотнями. Их сжигали живьём в церквях, топили в реках и колодцах, вдоль дорог висели повешенные. Самое страшное, что практически весь реквизированный хлеб оказался разворованным и проданным опять же за границу. В мае крестьянам было нечего бросить в ждущую посева землю. А в некоторых деревнях и некому, к примеру, всё мужское население от семи до пятидесяти лет в деревнях Тамбовской губернии было уничтожено… Все понимали, что наступают последние дни существования России. Французы и англичане довольно потирали руки: им оставалось подождать совсем немного, и богатейшая в мире страна станет их величайшей колонией. Неисчерпаемые недра, дешёвая рабочая сила будет в их полном распоряжении. Уже 6 июня Правительство вынуждено было ввести военное положение в 73 губерниях из существовавших к тому времени 84-х. Именно в этот день начался стихийный поход голодных на Москву. Буквально через два дня он превратился гигантскую манифестацию почти трёхсот тысяч человек. Оборванные, голодные люди шли по Южному тракту в столицу, оставляя на обочинах могилы умерших в пути. И не только умерших: вновь отличилась сионистская гвардия: под Курском колонну малороссийских крестьян расстреляли из пулемётов. Их спасло от полного истребления только то, что солдаты танковой роты городского гарнизона под командованием капитана Чекмарёва узнав о происходящем самовольно, не взирая на запрет губернатора завели свои машины и раскатали в блин пулемётчиков и остальных членов гвардии. Затем они расстреляли из пушек своих «МС-18» здание штаба городского отделения сионистской гвардии. Я неоднократно упоминаю о этой силе. Эти вооружённые формирования появились после подавления попытки большевисткого переворота в 1924 году. Премьер-министр Керенский зимой 1926 года под давлением еврейских дельцов, захвативших практически всю промышленность России и её банковскую систему подписал два декрета: печально известный Декрет о национальности, по которому было казнено свыше двенадцати тысяч человек в течение только первого года его действия. Вторым был Декрет об разрешении еврейским общинам в России иметь собственные вооружённые формирования для самообороны. Эти отряды были верным оплотом Демократического Правительства против собственного народа. Но я отвлёкся. После Курского инцидента премьер Гучков отдал приказ частям генерала от инфантерии Лавра Георгиевича Корнилова выступить для разгона «Голодного Похода». Восьмого июня войска выступили. Десятого — встретились с колонной. Но стрелять по ним не стали, наоборот! Войска поделились своими припасами с умирающими людьми, наиболее ослабевших везли на армейском транспорте. Солдаты охраняли людей от сионистов, которые не прекращали своих попыток рассеять и уничтожить голодающих. Всё время вокруг идущих в столице людей вспыхивали ожесточённые бои…

43

Жанры

Деловая литература

Детективы и Триллеры

Документальная литература

Дом и семья

Драматургия

Искусство, Дизайн

Искусство, Искусствоведение, Дизайн

Компьютеры и Интернет

Литература для детей

Любовные романы

Наука, Образование

Поэзия

Приключения

Проза

Прочее

Религия, духовность, эзотерика

Справочная литература

Старинное

Техника

Фантастика

Фольклор

Юмор