Оценить:

Смело мы в бой пойдем… Орлов Борис, Авраменко Александр, Еще Кошелев Александр




37

Красногвардеец Алексей Ковалев. Ярославль. 1923 год

Ярославль просыпался приветствуемый ревом заводских гудков. С рабочих окраин потянулись бесконечные колонны двуногих муравьев. Тяжело шагая, сунув мозолистые руки в карманы измасленных тужурок и пиджаков или за пояса выцветших косовороток, чуть горбясь, ежась от утренней прохлады, шли рабочие заводов Нобеля и Дукса, резинщики с «Треугольника» и металлисты с казенного, брели каменщики и кузнецы, железнодорожники и мукомолы. Это двигалось одно из подразделений великой армии труда, строители и созидатели всего сущего.

Но сегодня они шли не на труд. Вот уже неделю как в городе идет тихая, незаметная простому глазу работа. То в одном углу, то в другом, то в цеху, то на улице собираются группки рабочих. Перешепчутся о чем-то — и нету их. Милиционеры, постовые да участковые, кабы заметили — сказали бы: «Дело-то не чисто. Не иначе, как к стачке или того хуже — к бунту собираются». Но не видели того милиционеры, а кто и видел, так внимания не обратил. А зря…

Вот взметнулось внезапно над одной группой красное знамя, вот над другой, вот затянул кто-то «Варшавянку»:


Вихри враждебные веют над нами,
Темные силы нас злобно гнетут.
В бой роковой мы вступили с врагами…

А в другом уже запели:


Смело, товарищи, в ногу,
Духом окрепнем в борьбе!
В царство свободы дорогу
Грудью проложим себе!

И мелькают уже то там, то тут винтовки с красными флажками. Плотнее сбиваются толпы, тверже идут. Грузовики вдруг появились. И телеги. С них оружие раздают: «Разбирай, товарищи!» Заметили постовые милиционеры, да поздно уже. Только свистни — тут тебе и конец придет. И бежать не вздумай: хорошо, коли в спину только булыжник кинут, а то ведь и выстрелить могут… Вот и стоят милиционеры, смотрят мимо, а сами в душе Богу молятся: «Господи, пронеси! Господи, не допусти!»…

А толпа уже на отряды разбиваться стала. Кто-то на заводы, на фабрики пошел: администрацию громить, у инженеров-кровопийц и мастеров-иуд ответ за весь трудовой люд спрашивать. Кто в город отправился: к Городскому Совету, к Управлению милиции, к банкам да конторам — потрясти гадов, хозяев да купцов. А кто и обратно к окраинам сворачивает: с лавочниками да с казарменными начальниками расквитаться. И все организовано, расчётливо: три отряда туда, два отряда — сюда… «Эй, товарищи, с „Нобеля“ есть кто? Ведите туда еще сотню!»

Идет вместе со всеми и командир красногвардейской сотни Алексей Ковалев. Он не из рабочих родом, из учительской семьи вышел. Гимназию три года назад окончил. А из университета выгнали, за большевистскую пропаганду. Знали, халдеи проклятые, что Ковалев — активист Красного молодежного союза, вот и завалили на экзаменах. Только разве этим настоящего борца с ног свалишь, с пути собьешь? Нет, не дождетесь!

Плюнул тогда Ковалев на высшее образование, и с головой в партийную работу ушел. И не зря. Хоть и молод, а уже есть чем гордиться! В Донецке вместе с Урицким работал, в Сормово — вместе со Свердловым. И сюда прибыл на партийную работу не последней спицей в колесе: командир группы у самого Семена Нахимсона!

Весело шагает Ковалев. В Питере сейчас бои идут, в Сормово — до сих пор Советы большевистские держатся. Еще чуть-чуть поднажать — рухнет старый мир, как прогнившая яблоня в саду. Поднимется над землей красное знамя труда, поднятое первым в мире государством победившего пролетариата.

Вот впереди выстрелы слышны. Это Ярославский военный комиссариат штурмуют. Тяжело товарищам приходится — вон из окон пулемет ударил. Развернул Ковалев свою сотню. Пошли красногвардейцы дворами, прячутся за поленницами, к длинному зданию красного кирпича подбираются. Вот уже и близко совсем.

Сжал Ковалев в руках браунинг, обернулся к своим и крикнул зычно, так что бы всем слышно было: «Товарищи! За народ, за революцию — вперед! Ура!» Закричали красногвардейцы «Ура!» и бросились в атаку. Полетели в окна гранаты, ахнули пачками винтовки, из окон им навстречу — пулемет хлестнул. Упали первые убитые товарищи.

Было бы в здании комиссариата не два пулемета, а пять и защитников не семь десятков, а сотни три — тут бы и полечь всей ярославской Красной гвардии. Но было как было, и вот уже над комиссариатом алый стяг развивается. А во двор, куда буржуи новобранцев загоняли, уцелевших защитников вытаскивают. Тут самое главное не ошибиться. Если солдат обманутый — объяснить, на кого оружие поднял. Если унтер — раз-два по морде сытой, да пообстоятельней растолковать, что против народа, против воли его, против свободы святой не должно идти. Вдумчиво так растолковать, да смотреть: понимает или нет. Если не понимает — к стенке. И офицеров-эксплуататоров туда же. Офицеров-то как раз больше всего и набралось. Первым — полковник Перхуров, кавалер георгиевский, стоит, одним глазом на всех смотрит. Второй-то выбили. Прикладом, надо полагать. Взглянул Ковалев на офицеров, рукой махнул: «Кончай, товарищи, гадов!» Треснул сухо винтовочный залп. Кончено.

Кто — то Ковалева за рукав тронул. Обернулся — стоит паренек в спецовке. «Вы, — спрашивает, — товарищ Ковалев? Вам от товарища Нахимсона приказ». Развернул Алексей лист, втрое сложенный, а там написано, что товарищ Ковалев назначается командиром восточной завесы, и имеет право подчинять себе любые другие отряды и группы повстанцев. Печать красная и подпись: Председатель Ярославского Революционного Военного Совета С. М. Нахимсон.

Теперь торопиться надо. На очереди вокзал. Только до него еще добраться надо. Не все милиционеры понимают, что раз они на защиту народа поставлены, так и против народа идти не должны. Некоторые участки сопротивляются и на телеграфе несознательные элементы засели. Из револьверов да карабинов огрызаются, так и норовят свалить зазевавшегося борца за всеобщее счастье.

37

Жанры

Деловая литература

Детективы и Триллеры

Документальная литература

Дом и семья

Драматургия

Искусство, Дизайн

Искусство, Искусствоведение, Дизайн

Компьютеры и Интернет

Литература для детей

Любовные романы

Наука, Образование

Поэзия

Приключения

Проза

Прочее

Религия, духовность, эзотерика

Справочная литература

Старинное

Техника

Фантастика

Фольклор

Юмор