Оценить:

Смело мы в бой пойдем… Орлов Борис, Авраменко Александр, Еще Кошелев Александр




15

— Поэтому, — продолжал Листер, — вся надежда на ваш батальон, товарищ Ковалев.

— Поставленную задачу выполним, товарищ Листер.

— Мы надеемся на Вас, товарищи…

…Алексей лежал, прикрытый низко спускавшимися ветвями деревьев и следил за железнодорожным полотном. Рядом с ним лежала Машенька. Она упросила его разрешить ей самой подорвать мост. Скосив глаза, Алексей невольно залюбовался ее напряженно грациозной позой охотницы. С горящими глазами, чуть раскрасневшимся лицом, на которое упали несколько черных локонов, она олицетворяла собой все то новое и прекрасное, что нес людям коммунизм.

Далекий шум состава, отмашки наблюдателей. Вот он, медленно взбирающийся на мост, шипящий, точно удав длинный воинский эшелон. Вот еще немного, вот еще чуть-чуть…

— Давай! — скомандовал Алексей, и Машенька нажала на рукоять.

Грохот расколол ночную тишину. Вспышка озарила полнеба. Бойцы одобрительно закричали, а рядом, до боли вцепившись в его руку, восторженно визжала Маша.

Ковалев оцепенело смотрел, как озаренные пожаром, рушатся в черную воду вагоны с красными крестами на бортах и крышах.

— Что же ты, Алеша! Ты не рад? — Машин голос ворвался в сознание. Он обнял ее, прижал к себе:

— Рад, девочка, конечно, рад. Но ведь это санитарный поезд…

— Ну и что? — изумление Маши было неподдельным, — ведь там все равно фашисты.

Конечно, Машенька права. Это фашисты, и неважно, как и где они примут смерть. Все что сделано — сделано во благо революции и победы…

— Ур-а-а! — во все горло закричал Алексей, — Ур-а-а!..

Обер-лейтенант Макс Шрамм. Испания. 1936 год

Война, конечно, штука грязная. Но что может быть такое — даже в мыслях представить себе не мог…

Меня наш командир отправил за новыми двигателями. Ну, подвернулся я ему на глаза. Пришлось ехать. Оседлал я «цюндапп», да покатил. Мне фон Шееле что сказал? Приедешь на место, там тебя колонна ждёт. Получишь груз, машины сопроводишь. А поскольку машину мне никто не даст, пришлось мотоцикл седлать, благо, люблю я это дело, железки всякие. Качу я по дороге, на пейзажи любуюсь. Испания — страна горная. Так и лезут эти пики в небо голубое, где зеленью покрытые, где голые. Все зубчатые. Словно замки в Германии любимой. Но родной Тироль не напоминают. Разные они с нашими горами. Дорога, правда, немного пыльная, ну, обычная грунтовка. Две колеи и булыжники кое-где попадаются, да вьётся, словно пьяный вокруг фонарного столба. То влево, то вправо, ни одного прямого куска нет. Мотор тарахтит словно часики. Ровно работает. Иногда железнодорожные пути вдоль моей дороги тянутся. Пыхтит паровозик закопчённый, вагончики крохотные тянет. Одно слово — идиллия. Словно и нет войны. Долго я так ехал, на природу любовался, пока в одну деревушку не заехал. Остановился у колодца, пить захотелось. Смотрю, девчонки идут местные. Надо сказать, испанки, они пока молодые, все симпатичные. А как родит одного-двух — всё. Расплывается, словно шарик воздушный, если его водой наливать. А иногда наоборот, высыхает, как щепка. И выглядит, словно ведьма из детских сказок братьев Гримм. А тут молоденькие, стройные, словно с картинки какой-нибудь: глаза огромные, блестят, будто маслины, фигурки точёные, волосы под мантильями. И вдруг вижу, одна среди них… Стройная, как тростиночка, только у всех просто накидочки кружевные, а эта, будто монашка закутана, только глаза блестят. Увидела меня и стала, как вкопанная. Потом разрыдалась и бегом прочь. Я не понял, водички напился, поехал. Уже потом рассказали, что это наши ребята так коммунистов наказывают: самих к стенке ближайшей, а весь женский пол — налысо, под машинку. Как сопливого рекрута. Ну, ладно. Еду я еду, и вдруг вижу — непорядок. Поезда чего-то не идут, а стоят. Один. Второй. Третий…

А после вообще. Выстроились сплошной колонной. И народ из них выходит и бежит вперёд. Случилось что-то видно. Добавил я газу, побыстрее поехал… наконец остановился. Люди сплошной стеной стоят и вой над толпой. Именно вой. Не плач…

…Я иду, раздвигая собравшихся. Мне уступают дорогу. Кто испуганно, кто сожалеюще. Мужчины стоят, стиснув побелевшие кулаки. Женские лица блестят на ярком солнце от слёз. Впереди всех маячат чёрные бесформенные фигуры старух в накидках, оглашающие округу этим нечеловеческим воем. Поодаль стоит отдельная группа, одетая по-разному. Среди них офицеры Франко, простые рабочие, богатые идальго. Женщины, старухи, дети. Они стоят молча. Воют только плакальщицы. Они застыли вдоль оцепления из итальянских солдат, которые их не пускают к обрыву. Взорван железнодорожный мост Пинос-Пуэнте. Вместе с составом. Республиканские диверсанты. В этот момент из-за обрыва появляется первый солдат из «Литторио». На его руках тело ребёнка. Когда-то белая рубашка, наполовину багровая от крови. Изуродованная ручка бессильно свисает, вторая аккуратно скрещена на груди. Синяя юбка располосована острым железом. По испански длинные волосы сейчас представляют собой слипшийся бурый колтун. Это девочка. Появляется второй. Он бледен до синевы, бледнее, чем то тело, которое выносит. Мальчишка. Со счастливой улыбкой на бескровных губах. Только голова мальчугана покоится на его груди. Аккуратно обрезана по шее. Наверное, вагонным стеклом. Следующий солдат. Ещё и ещё… Я слышу крик. Невыносимый. Никогда я не мог себе представить такого крика. Та кучка людей, стоящих отдельно — это родители. Теперь я понял, ЧТО случилось. Недаром все газеты поместили сообщение, что первая смена испанских детей едет отдыхать в пионерлагерь «Артек» по приглашению Правительства России. Для безопасности, поскольку от республиканцев можно было ожидать всего, чего угодно, их вагон подцепили к санитарному поезду…

15

Жанры

Деловая литература

Детективы и Триллеры

Документальная литература

Дом и семья

Драматургия

Искусство, Дизайн

Искусство, Искусствоведение, Дизайн

Компьютеры и Интернет

Литература для детей

Любовные романы

Наука, Образование

Поэзия

Приключения

Проза

Прочее

Религия, духовность, эзотерика

Справочная литература

Старинное

Техника

Фантастика

Фольклор

Юмор