Оценить:

Вставай, Россия! Десант из будущего Махров Алексей, Орлов Борис




92

— Милый, что такое?

Он улыбнулся, погладил ее по руке:

— Малышка, ты не поймешь, но если бы ты только знала, как это смешно: будущего главу дружественного государства, прибывшего с официальным дружественным визитом, везут по городу на «Жигулях»…

…Она немного удивилась, когда Ники, почти сразу же по прибытию в Кремль, засобирался на Hodynku. Конечно, ему не терпится показать Вилли своих солдат, но ведь завтра — свадьба! А он отвлекается…

Рассказывает Олег Таругин (Цесаревич Николай)

На Ходынском поле нас уже ожидают два взвода учебной лейб-гвардии Пулеметной роты. Перед ними гоголем прохаживается полковник Келлер. Повод для гордости у него не шуточный: буквально вчера Федор Эдуардович выбил из своего «Единорога» пятьсот из пятисот! Завидев нас с Вильгельмом, он подтягивается, и маршем рубит нам навстречу.

Вильгельм благосклонно принимает рапорт Келлера, обозревает марш и строевые упражнения взводов, но тут же поворачивается ко мне:

— Брат мой, в прошлое мое посещение вашей державы (германский посол закатывает в ужасе глаза) вы поразили мое воображение удивительным искусством боя без оружия. Я, разумеется, ожидал, что в этот раз вы покажете мне нечто не менее удивительное. Но, право же, если вы решили поразить меня выучкой своих солдат, то приглашаю вас посетить мой гвардейский гусарский полк. Вот где истинная выучка…

Я усмехаюсь. Гвардейские гусары… «Уланы с пестрыми значками, драгуны с конскими хвостами…» Сейчас, «любимый братец», я тебе покажу нечто, что поставит точку в лихих кавалерийских атаках развернутым строем:

— Любезный брат мой, прошу вас представить, что вон тот ряд мишеней — гвардейский гусарский полк, ну, к примеру, вашей бабушки Виктории. Сколько солдат вам потребуется, чтобы остановить их натиск?

— Два эскадрона моих «черных» гусар! — не раздумывая, реагирует Вильгельм.

— Прелестно, — моя улыбка становится еще слаще. — Федор Эдуардович, прошу вас дать команду на отражение атаки развернутого строя кавалерийского полка.

Келлер кивает, затем поворачивается и выкрикивает отрывистые команды. Повинуясь им, от строя взводов отделяются пять расчетов — группки по четыре человека каждый. Одни несут разлапистые треноги пулеметов, другие — жестяные коробки с патронными лентами. Два расчета мчатся на фланги, остальные — распределяются по фронту. Вот они добегают до известного рубежа, командиры расчетов взмахивают руками. Все дружно, точно подрубленные, валятся на землю. Мелькают из-под локтей малые саперные лопаты, еще одно Димкино подарение. Расчеты в хорошем темпе отрывают окопы для стрельбы из пулемета лежа. Готово.

Келлер взмахивает рукой. Понеслась! Грохот пяти крупнокалиберных пулеметов оглушает. Кажется, что дрожит земля, началось землетрясение, извержение вулкана. Порох в патронах бездымный, поэтому ничто не мешает, побледневшему и стиснувшему кулаки Вильгельму, наблюдать за превращением нескольких шеренг мишеней в труху. Наконец Вилли поворачивается ко мне:

— Это впечатляет, брат. Но ваши мишени неподвижны. Если бы они двигались…

— Ничего бы не изменилось, братец, ровным счетом ничего. Пулемет, в отличие от картечницы, легко переносит огонь, как по фронту, так и в глубину. Двести патронов — одну питательную ленту, он выстреливает меньше чем за полминуты. Четыреста патронов в минуту, пять пулеметов — две тысячи выстрелов в минуту. Пусть половина промахнется, хотя промахнуться по такой крупной мишени, как всадник — это нужно постараться. Тысяча убитых в минуту, в две — полк британских гусар прекращает свое существование.

Вильгельм раздавлен и уничтожен. Не надо быть военным гением, чтобы понять: полк британских гусар ничем не отличается от полка гусар прусских. Но как всякий военачальник, он еще пытается сопротивляться:

— Конница — это понятно. Но пехота может залечь, начнет стрелять… Ваши пулеметы…

— Брат, поверьте: пулеметы просто не дадут вашим пехотинцам поднять головы. Стрелять? Даже из магазинных винтовок — бессмысленно.

Будущий кайзер уже безропотно проглатывает «магазинные винтовки» и заворожено впивается глазами в пулеметы. Он невольно делает шажок вперед:

— Позвольте мне попробовать, брат мой. Я прошу вас…

В его голосе молящие интонации ребенка, увидевшего волшебную игрушку. Не будем расстраивать дитя. Широким жестом я пропускаю его вперед:

— Прошу!..

…Мы возвращаемся в Кремль. Вильгельм потрясен. Оказывается, совсем недавно в его любимом гвардейском гусарском полку прошли испытания картечниц Норденфельда. Пруссаки столкнулись с общей проблемой механических картечниц: сложность наведения по фронту. Увиденное на Ходынском поле перевернуло его представления об автоматическом оружии, и теперь «однорукий рыцарь» ждет только возможности лично переговорить с Herr Rukawischnikov на предмет заключения контракта о поставке der maschiniengever (не менее десяти экземпляров!) на испытания в армию II Рейха. Сообщение же о том, что каждый экземпляр стоит две с половиной тысячи рублей, Вильгельм проглатывает, не моргнув глазом. Если Димыч сумеет организовать ему «скидку», то у нашего нижегородца появится еще один большой друг — будущий Германский император!

Рассказывает принцесса Виктория фон Гогенцоллерн (Моретта)

Следующий день остался в ее памяти сплошным бесконечным торжеством, бесконечным балом и фейерверком. И из всего этого, словно вспышки в темноте, выделялись главные вехи…

…Утром ее посетили императрица Мария Федоровна и Дона. Они внимательно оглядели ее свадебный наряд, прическу, украшения… Императрица впервые назвала ее «дочерью», а Дона пожелала «любезной сестре» самого большого счастья…

92

Жанры

Деловая литература

Детективы и Триллеры

Документальная литература

Дом и семья

Драматургия

Искусство, Дизайн

Искусство, Искусствоведение, Дизайн

Компьютеры и Интернет

Литература для детей

Любовные романы

Наука, Образование

Поэзия

Приключения

Проза

Прочее

Религия, духовность, эзотерика

Справочная литература

Старинное

Техника

Фантастика

Фольклор

Юмор