Оценить:

Золотые сердца с червоточинкой Кук Глен




59

Некоторые наверняка сочтут меня варваром. Я имею в виду тех, кто недостаточно цивилизован, чтобы выделять изо всех напитков пиво.

Покойник не спал, но его лучше было не трогать, поскольку он готовился к приему гостей. По-моему, он прикидывал, не опровергнет ли Владычица Бурь, которая провела в Кантарде несколько месяцев, теорию насчет Слави Дуралейника.

Я решил последовать примеру Амбер и направился к себе в комнату, чтобы привести в порядок свою внешность.

Покончив с этим, я уселся у окна и стал смотреть на улицу. Там происходили занятные вещи. Слуги Владычицы Бурь бегали вокруг нашего дома, пытаясь избавиться от внимания толпы зевак, которую сами же и собрали.

От аристократов с Холма можно ожидать многого. Обычно они ставят себя выше закона, который запрещает простым смертным вцепляться друг другу в глотки. Однако люди вряд ли потерпят, если кто-то попытается ворваться в частный дом, не имея на руках судебного постановления.

Напади слуги Рейвер Стикс на нас ночью, они бы, возможно, чего-то добились (разумеется, если бы не вмешался Покойник). А теперь было слишком поздно. Если они попробуют, толпа разорвет их в клочья. Будь ты хоть трижды лорд, с настроением народа иногда приходится считаться.

Надеюсь, ребята с Холма не сваляют дурака. Положение у нас и без того аховое.

Короче, я продолжал сидеть у окна. Как вскоре оказалось, не зря. Краем глаза я заметил в толпе знакомое лицо. По улице шагал Плоскомордый, которого сопровождали Садлер и Краск. Все трое выглядели так, словно позавтракали какой-нибудь растительной гадостью в заведении Морли.

– Начинается. – Я вздохнул и вышел из комнаты.

В коридоре мне встретилась Амбер.

– Уже явилась? – спросила она.

– Нет. Я увидел в окно Плоскомордого. С ним двое парней, которым лучше не попадаться на пути даже при свете дня. Кстати, если ты меня не пропустишь, я не сумею открыть им дверь.

– Ой, извини. – Девушка шагнула в сторону.

– Предупреди, пожалуйста, Дина, пускай накроет на стол. Судя по их виду, они изрядно проголодались.

Когда Плоскомордый постучал, я находился в трех шагах от двери. Посмотрев на всякий случай в глазок, я отпер дверь, смерил взглядом багроволицего типа, что попытался было протиснуться следом, и проворчал: «Даже не надейся». Он побагровел сильнее прежнего, и тут я захлопнул дверь у него перед носом.

Гости расселись в комнатке рядом с моим кабинетом. Появился Дин, который принес чай и сладости.

– Выкладывайте, – проговорил я. – Что еще стряслось?

Плоскомордый поглядел на своих спутников. Те явно предпочитали отмалчиваться. Интересно, что у них на уме? Как ни странно, их, по-видимому, что-то объединяло. Нечто вроде отвращения, неизвестно к кому.

– Скредли сбежал, – сказал наконец Тарп.

– Скредли? Сбежал? Каким образом? Отрастил крылья и улетел? Он что, оборотень? – Я никогда не слышал о птицах или насекомых-оборотнях, но чего только на свете не бывает. Если человек может превратиться в волка, почему бы гоблину не перекинуться в птичку? Скажем, в канюка. Если вдуматься, эти превращения глубоко символичны.

Предрассудки? У кого, у меня?

Смеетесь?

– Нет, Гаррет, не улетел. Попросту сбежал.

Я недоверчиво покачал головой. Тут мне подумалось, что я быстрее обо всем узнаю, если некоторое время помолчу. Признаться, столь здравые мысли посещают меня нечасто.

– Я пришел туда, когда только начало светать, – продолжал Плоскомордый. – Меня встретили на крыльце и велели подождать. Потом вывели Скредли. А он как рванул, только его и видели…

– Ночью было холодно, – вставил Краск. – В такую погоду ящеры становятся неуклюжими.

– А след гоблина обычные собаки не возьмут, – прибавил Садлер. – И потом, охранникам велено никого не впускать. Насчет не выпускать речи не было.

– Все произошло настолько неожиданно… – пробормотал Плоскомордый. – Все стояли и пялились ему вслед.

Удрал так удрал, ничего не попишешь. Во всяком случае, меня это не касается. Или я ошибаюсь?

– Насколько я понимаю, вы пришли ко мне не просто так?

– Чодо сказал, что ты ничего не узнаешь, пока не найдешь Донни Пелл, – сообщил Плоскомордый. – Он думает, что Скредли сбежал к ней.

– Вполне возможно.

– Чодо хочет, чтобы Краск и Садлер помогли тебе их найти.

– Понятно. – Не могу сказать, что я расстроился. Скорее наоборот. Осложнения могли возникнуть в любой момент, а имея в своем распоряжении такую троицу, к ним можно было относиться философски. – Понятно. Между прочим, сегодня меня должна навестить одна хорошо известная личность. Рейвер Стикс.

– Гаррет, мы знаем, каковы ставки.

– Правда? – Неужели Амбер растрепала? Нет. Плоскомордый лишь думает, что знает.

По-видимому, пока мы не поймаем Скредли и Донни Пелл, о золоте придется забыть. Если, конечно, я вдруг не решу, что подручных Чодо стесняться нечего.

– Занимайся своими делами, – изрек Садлер. – Мы мешать не будем.

Ну разумеется. До поры до времени.

44

Мы убивали время за картами. Дин перемещался из комнаты в кухню и обратно, не забывая хмуриться всякий раз, когда ловил на себе мой взгляд. Я догадывался, о чем он думает: по его мнению, мне следовало заставить честную компанию заняться домашними делами. Старина Дин не разбирался в людях, а посему не понимал, что типам вроде Плоскомордого и Садлера с Краском на домашние дела плевать с высокой колокольни.

К нам было заглянула Амбер, но быстро ретировалась, не вынеся царившего за столом оживления. Покойник не спал; время от времени по комнате пробегало нечто вроде невидимой волны, от которой лично у меня вставали дыбом волосы. А ведь спроси его – ни за что не признается, что нервничает.

59

Жанры

Деловая литература

Детективы и Триллеры

Документальная литература

Дом и семья

Драматургия

Искусство, Дизайн

Искусство, Искусствоведение, Дизайн

Компьютеры и Интернет

Литература для детей

Любовные романы

Наука, Образование

Поэзия

Приключения

Проза

Прочее

Религия, духовность, эзотерика

Справочная литература

Старинное

Техника

Фантастика

Фольклор

Юмор