Оценить:

Золотые сердца с червоточинкой Кук Глен




50

Признаться, Амбер меня не разочаровала.

* * *

Выйдя на кухню, я обнаружил, что Дин напялил давно, казалось бы, заброшенную неодобрительную гримасу. Правда, хоть помалкивал, за что я был ему крайне признателен.

Наскоро перекусив, я вышел из дома и направился к Плеймету. Потолкался вокруг, послушал, о чем говорят. Молва выдвигала добрую дюжину теорий насчет того, что произошло в городе гоблинов. Наиболее безумные идеи были недалеки от истины, о которой тем не менее никто не догадывался.

С телом Амиранды все прошло без сучка без задоринки. Я заплатил, тело погрузили в мою повозку, я отвез его домой. Дин помог перенести Амиранду в комнату Покойника.

– Гаррет, у тебя появилось новое увлечение?

Надо же, сам проснулся! А я-то думал, что мне придется подпалить ему пятки.

– Или ты переключился на мертвецов?

– Всегда приятно пообщаться с теми, кто не пытается тебя оскорбить.

– Дин говорит, ты снова вляпался в неприятности.

– Да уж. Кстати, если ты подождешь снова засыпать и пораскинешь мозгами, этих неприятностей может быть гораздо меньше.

И я принялся рассказывать.

– Наконец-то до тебя начало доходить, что события происходят одновременно. Я горжусь тобой, Гаррет! Ты думаешь самостоятельно! Как ты мог не обращать внимания на Бруно, который попадался тебе с удивительным постоянством? Особенно если вспомнить, что молодой Карл впервые ушел из дворца для того, чтобы разобраться с воровством на складе. Ведь домина Даунт сразу предположила, что здесь замешано другое аристократическое семейство.

– По-твоему, тут прямая связь?

– Естественно.

– И ты знал и молчал?

– Гаррет, ты привык во всем полагаться на меня. Я хотел, чтобы ты сам хоть немного пошевелил извилинами.

– Я держу тебя в доме только для того, чтобы мне не приходилось шевелить извилинами! Или ты забыл, что люди – отъявленные лентяи? В общем и целом человек лишь самую малость живее мертвого логхира.

– Не старайся рассердить меня, Гаррет. Ты сделал, что мог, не напортачил ни с трупами, ни с осаждавшими тебя полубезумными женщинами. Если хочешь о чем-то спросить, спрашивай. А если нет, ступай туда, где смогут оценить твое ослоумие.

– Ладно, гений. Ответь-ка, кто убил Амиранду Крест? И не скрываешь ли ты от меня что-нибудь еще, дожидаясь, пока я расшибу себе башку в попытках это узнать?

– Ты хочешь узнать, кто отдал приказ гоблину Скредли и его сообщникам расправиться с мисс Крест?

– Совершенно верно.

– Гаррет, научись правильно формулировать вопросы. Во всем необходим порядок.

Я бы мог возразить, но тогда бы разгорелся спор, а времени было в обрез.

– Ты знаешь, кто приказал ее убить?

– Нет.

– А почему, тебе не известно?

– Выяснив, почему, мы узнаем, кто за этим стоял. В настоящий момент я могу назвать три возможных причины, хотя беременность, пожалуй, следует исключить до тех пор, пока ты не представишь убедительных доказательств, что она кому-то призналась. Она не сказала даже тебе, человеку, которому изливают душу все подряд молодые женщины.

– Знаешь, ты мне здорово помог. Если добавить пару марок, как раз хватит на бочонок пива.

– Найди Донни Пелл и приведи ее ко мне. Узнай, кому служит Бруно. Проверь всех, кто так или иначе связан с семейством да Пена. Расследуй воровство на их складе. Запомнил? А теперь убирайся, я больше не в силах выносить твоего присутствия.

– Погоди, я сейчас наколдую тебе Донни Пелл, и она материализуется прямо из воздуха.

– Сидя здесь и поглощая пиво, ты никогда никого не найдешь.

– Пожалуй, ты прав. Но прежде чем я отправлюсь на свидание с судьбой, ты, может, посвятишь меня в тайну Слави Дуралейника? Или твоя гипотеза не выдержала проверки временем?

– Гаррет, в своей правоте я не сомневаюсь, однако времени прошло недостаточно, чтобы удостовериться полностью. Вероятность несовпадений довольно велика. Вот тебе подсказка. Слави Дуралейник не разгадывал секрета невидимости. Он изобрел способ стать невидимым. Если не удается скрыться от наблюдения, нужно убедить наблюдателя, что стать слепым – в его собственных интересах. Убирайся. Тебя ждет подружка, которую следует вернуть в лоно семьи.


– Готов? – спросил я Плоскомордого. Амбер спрашивать было незачем. Я знал, что девушка до смерти напугана, что возвращаться ей не хочется, что идет она на это исключительно ради тысячи марок.

Плоскомордый хмыкнул и медленно поднялся. Ночная прогулка не могла не сказаться на его здоровье. Надеюсь, у него хватит ума не загнать себя до полной отключки. В конце концов, у каждого из нас, даже самого упрямого, сил не так уж много.

– Пошли, Гаррет, – проговорила Амбер.

38

У дворцовых ворот нас встретил мрачный Коуртер-Слос. Видимо, ему изрядно досталось от домины за непотребное поведение. Во взгляде, которым он меня одарил, читались ненависть и недоумение.

– Передайте домине Даунт, что Гаррет выполнил ее заказ, – сказал я.

Коуртер посмотрел на Амбер с Плоскомордым, озадаченно нахмурился, словно пытаясь вспомнить нечто, ускользавшее из памяти.

– Передавайте сами. Она велела вас пропустить.

– Да? Не то чтобы я ей не доверял, но она мне кое-что должна. Если я получу деньги здесь, у меня будет гораздо больше возможностей донести их до дома.

Он продолжал хмуриться. Неужели Покойник дал маху и к Коуртеру начинают потихоньку возвращаться воспоминания?

– Как хотите. – Коуртер окликнул кого-то из слуг и объяснил, что нужно сделать. Потом повернулся к нам.

Я решил, что надо его отвлечь. К тому же вдруг узнаю что-нибудь полезное? Поэтому я описал Бруно и спросил Коуртера, знает ли он этого типа.

50

Жанры

Деловая литература

Детективы и Триллеры

Документальная литература

Дом и семья

Драматургия

Искусство, Дизайн

Искусство, Искусствоведение, Дизайн

Компьютеры и Интернет

Литература для детей

Любовные романы

Наука, Образование

Поэзия

Приключения

Проза

Прочее

Религия, духовность, эзотерика

Справочная литература

Старинное

Техника

Фантастика

Фольклор

Юмор