Оценить:

Золотые сердца с червоточинкой Кук Глен




43

Замечательно! Он, видимо, решил последовать моему примеру и бросил играть в игрушки, а потому последовал за мной, даже не попытавшись замаскировать свои намерения хотя бы для приличия. Если вдуматься, в том был определенный смысл: при столь явной слежке я вряд ли рискну проворачивать наиболее тайные из своих делишек.

Неожиданно я ухмыльнулся, припомнив, какой вид был у поваров. Да, такого спектакля не поставить ни одному хореографу.

– Ладно, Шнырь, – пробормотал я и побежал к парадной двери.

Пиготта, удостоверившись, что меня в зале нет, как раз собирался уходить. Надо сказать, выглядел он весьма странно – высокий, тощий, весь какой-то угловатый и настолько бледный, что его можно было принять за вампира-полукровку. На улице незнакомые люди от него попросту шарахались.

– Попался, Шнырь, – проговорил я, глядя Пиготте за спину, на приближающегося Уолдо Тарпа, который производил впечатление вполне здорового человека. Понятия не имею, каким ветром занесло сюда Плоскомордого, но я откровенно ему обрадовался.

– Бывает. – Пиготта пожал плечами.

– Что тебе нужно?

– Ты что-то сказал, Гаррет? Извини, я в последнее время плоховато слышу.

– Что стряслось, Гаррет? – поинтересовался подошедший Тарп. Теперь на нас глядели все, кто присутствовал в зале.

– Мы со Шнырем собрались повидать Морли. Я нашел одного из тех парней, с которыми ты на днях повздорил. Хочешь послушать? – Я сделал недвусмысленный жест рукой. Пиготта подчинился; по всей видимости, он сообразил, что у меня к нему чисто профессиональный интерес, ничего личного, и успокоился. На его месте я ощутил бы то же самое.

Шнырь начал подниматься по лестнице. Я шагал следом, а Плоскомордый замыкал шествие. Взгляды посетителей заведения буравили нам спины.


Морли, естественно, узнал о нашем приходе заблаговременно.

– И что мне с ним делать? – осведомился он.

– Поскольку он отказывается говорить, кто его нанял следить за мной, придется принять известные меры. Лучше по возможности обезопасить себя, чем потом всю жизнь жалеть. Возьмешь на хранение?

– Надолго?

– На денек.

– Пиготту?

– Подумаешь, какая знаменитость.

Морли поразмыслил, затем произнес, обращаясь к одному из своих подручных:

– Кровосос, проверь карманы мистера Пиготты, только вежливо.

Шнырь и глазом не моргнул, хотя я представлял себе, что он чувствует. Мне самому несколько раз приходилось терпеть подобное обращение.

Морли осмотрел добычу, значительную часть которой составляли серебряные монеты.

– Храмовая чеканка, – заметил он, взяв одну монету в руки.

Верно. Причем все монеты как две капли воды похожи на ту, которую я обнаружил на ферме, где держали Карла.

– Что-нибудь выяснил? – справился Морли.

– Да. Узнал, на кого он не работает. – Домина Даунт до серебра не опускалась.

Кто же тогда нанял Пиготту?

– Убери его с глаз долой, – сказал я Морли. – Нам надо потолковать, а время уже позднее.

– Кровосос, отведи его в погреб. Не забывай о вежливости. Считай, что у нас появился почетный гость.

– Слушаюсь, мистер Дотс.

31

Затем Морли выгнал из комнаты остальных головорезов. Оставшись наедине с нами, Плоскомордый наконец позволил себе расслабиться, и сразу стало ясно, что до полного выздоровления ему еще далеко. Пару минут я корил его за беспечность, а он даже не пытался возражать. Но идти домой и ложиться в постель категорически отказался.

– Ребята сообщили, что тело Младшего завезла в крематорий та баба, Даунт, по дороге к тебе, – сказал Морли. – Думаю, тебе известно, что он сыграл в ящик?

– Известно. Только умер он не своей смертью, ему изрядно помогли друзья.

– Гаррет, твои глаза подозрительно блестят. Ты что, знаешь, кто это сделал?

– Догадываюсь. Одним был гоблин по имени Скредли. Так уж получилось, что личность с тем же самым именем участвовала в инсценированном похищении Младшего – и, вполне возможно, в нападении на Плоскомордого и Амиранду. Этот Скредли отирается вокруг парня по кличке Красавчик, который, как говорят, страшнее самого… Что с тобой, Морли?

– Ты сказал, Красавчик?

– Ну да. Вы знакомы?

– Я кое-что о нем слышал.

– Теперь мне не нравится твой взгляд.

– Тогда отвернись к стене и продолжай рассказывать.

Плоскомордый слушал, покачивая головой. Морли что-то записывал на листе бумаги. Я выложил почти все, что знал.

– Все упирается в Донни Пелл, – сказал Морли, когда я закончил. – Она связана со всеми, кроме Уиллы Даунт. Та девчонка, Амиранда, наверняка знала про Донни, раз была в хороших отношениях с Младшим. Как бы нам изловить эту самую Донни.

Мы с Плоскомордым переглянулись.

– Он гений, верно? Как думаешь, ему пришло в голову, что Донни Пелл может оказаться следующей жертвой? Если плохие ребята разнервничались настолько, что зарезали сыночка Рейвер Стикс…

– По-моему, следующей жертвой будет Красавчик, – перебил Морли. – Хотя я могу и ошибаться.

– Почему он? – спросил Плоскомордый. Друг Уолдо верен себе: всегда выбирает прямую дорогу.

– Расскажи мне про Красавчика, Морли. Я впервые про него слышу.

– Теряешь нюх, Гаррет. Таких, как он, нельзя упускать из виду.

– Учту на будущее. Давай выкладывай.

– Появился он в наших краях сравнительно недавно. Его настоящее имя Конрад Стейли. Явился из Хасефбро, где был важной шишкой; решил, видно, что пора переселяться в крупный город. По происхождению человек, но настолько злобный и омерзительный на вид, что вполне может сойти за гоблина. Привел с собой с десяток подручных, но со временем набрал новых, а прежних отослал назад. Было дело, они враждовали с Чодо Контагью, но сумели договориться. Красавчику достался город гоблинов. Он всем там заправляет, а Чодо не вмешивается – ему хватает собственных забот. К тому же Красавчик платит подать.

43

Жанры

Деловая литература

Детективы и Триллеры

Документальная литература

Дом и семья

Драматургия

Искусство, Дизайн

Искусство, Искусствоведение, Дизайн

Компьютеры и Интернет

Литература для детей

Любовные романы

Наука, Образование

Поэзия

Приключения

Проза

Прочее

Религия, духовность, эзотерика

Справочная литература

Старинное

Техника

Фантастика

Фольклор

Юмор