Оценить:

Золотые сердца с червоточинкой Кук Глен




34

– Ты будешь слушать или упражняться в остроумии?

– Вещай, Оракул Репчатого Лука.

– Он сказал, что в тот день, когда они вышли из Лейфмолда, им навстречу попался корабль Рейвер Стикс. Владычица Бурь возвращается домой. Она будет в Танфере через несколько дней. Прикинь, не изменит ли это твоих планов.

– Может, изменит, а может, и нет. Меня сильно интересует Младший. Когда мамочка вернется, до него уже будет не добраться.

– Так ступай, не мешкая, и не мешай мне страдать.

– Договорились. Когда проиграешься в следующий раз, дай мне знать – забегу посочувствовать.

– Следующего раза не будет.

– Рад слышать. – Я вышел из комнаты. «Какое-то время, конечно, Морли потерпит, но рано или поздно не выдержит и сорвется».

– Пошли ему вырезку из репы под луковым соусом и двойную порцию сельдерейного сока, – сказал я бармену, спустившись вниз. – Прямо сейчас и за мой счет.

Он даже не улыбнулся.

Я направился домой, воображая такой кусок мяса, что Морли удивился бы при одном только взгляде на него.

23

Дверь была заперта. Дин молодец, не забыл. Я постучал. Прежде чем открыть, он посмотрел в глазок, убедился, что за моей спиной нет никаких подозрительных личностей, и принялся греметь задвижками и засовами. Наконец дверь распахнулась.

– Как я рад, что вы вернулись, мистер Гаррет! – Похоже, он и впрямь обрадовался. Я переступил порог, повернулся, чтобы закрыть дверь… – Проклятие! Опять?

Прихожую теперь украшало две статуи. Вторая, когда имела возможность передвигаться самостоятельно, именовалась Коуртером.

– Дин!

Однако старина Дин уже успел скрыться в кухне и не высовывал оттуда носа. Правда, до меня донесся обрывок фразы, которую я, впрочем, не разобрал.

– Что, дело швах? – осведомился я у Коуртера. – Бедность заела, начал промышлять воровством?

Забавно, но он не ответил. Ну и ладно, главное, что слышит. Кстати, глядя на него, можно было увидеть чуть ли не воочию, какие у приспешника домины Даунт черные мысли.

– Вы с Бруно неплохо смотритесь. Между прочим, ему давно хотелось поплакаться кому-нибудь в жилетку.

Ладно, пускай стоят. Что теперь? Заглянуть к Покойнику и признаться, что я не сумел заманить Младшего в его логово? Или отловить Дина и выспросить про Коуртера?

Я остановился на последнем, благо Дин был под рукой.

Подходя к кухонной двери, я услышал:

– Успокойтесь, успокойтесь. Мистер Гаррет вернулся, он обо всем позаботится.

Естественно, позаботится! Но сначала надо выяснить, кому это обещают.

Дин обнимал за плечи Амбер, которая вся дрожала и выглядела сейчас этакой до смерти перепуганной десятилетней девочкой. По ее щекам струились слезы. По всей видимости, что-то потрясло девушку до глубины души. И старина Дин – тот самый Дин, который совсем недавно не мог на нее смотреть, – утешал бедняжку, изредка похлопывая пониже спины.

– Итак? – произнес я, делая шаг к колодцу. – Может, кто-нибудь объяснит, что происходит в этом доме?

Амбер зарычала, вырвалась из объятий Дина и прильнула ко мне, обильно оросив мою грудь слезами – так сказать, вместо пива.

У Дина хватило вежливости притвориться смущенным.

Я позволил Амбер выплакаться. Когда женщина плачет, не стоит ее останавливать. Либо она выплеснет все сразу, либо станет выдавать маленькими порциями, причем в самый неподходящий момент. Тем временем Дин наполнил мою кружку.

Когда Амбер успокоилась настолько, что перешла от слез к тихим всхлипываниям, я усадил ее в кресло и велел Дину достать бренди, которое мы держали для особых случаев. Сам сел напротив, на расстоянии вытянутой руки и поднес к губам кружку, которую одним глотком осушил наполовину.

– Порядок? – спросил я чуть погодя.

Амбер глотнула бренди и кивнула.

– Да. Извини. Я просто не выдержала… Сначала домина поругалась с моим отцом, и все разбежались, чтобы не попасться им под горячую руку. Потом я узнала про Карла. Потом, когда мне удалось выбраться из дворца, меня остановил на улице Коуртер. Я отказалась возвращаться, он разъярился настолько, что готов был, по-моему, убить меня. Я испугалась и бросилась бежать… Если весь мир сошел с ума, неужели я не могу побыть хоть чуть-чуть сумасшедшей?

Она говорила не умолкая, слова цеплялись друг за дружку, толкались и пихались – так им не терпелось выбраться наружу.

– Минуточку! Я сказал, замолчи! Молодец. Теперь сделай глубокий вдох. Медленно досчитай до десяти. Досчитала? Расскажи все по порядку, чтобы я понял, о чем речь.

Дин забрал у меня опустевшую кружку и произнес:

– Прошу прощения, мистер Гаррет. Она забыла сказать самое главное. Умер ее брат.

Я ошеломленно воззрился на девушку. Та кивнула и вновь задрожала всем телом.

– Как?

– Утверждают, что он покончил с собой.

Новость застала меня врасплох. Я не знал что сказать. Прежде чем мне удалось собраться с мыслями, я услышал голос Покойника, который впервые за время нашего знакомства с ним проявил инициативу.

– Приведи их ко мне, Гаррет.

Дин тоже услышал эти слова и повернулся ко мне, ожидая распоряжений.

– Думаю, надо уважить старичка. Пойдем, Амбер. Мой помощник хочет с тобой поговорить.

– А это обязательно?

– Да, если хочешь получить свои двести тысяч марок.

– Не знаю, хочу ли я их получить… Конечно, хочу. А еще сильнее мне хочется навсегда удрать из дворца. Я больше не могу там находиться…

– Пошли. Не волнуйся, Покойник не трогает тех, кто не замышляет дурного.

Я совсем забыл о том, что в комнате два трупа.

24

Амбер вскрикнула. В этом крике прозвучали одновременно боль и ужас. Мне почудилось, она вот-вот потеряет сознание, но выяснилось, что нервы у нее крепче, нежели казалось. Девушка стиснула мою руку, затем отпустила и попятилась.

34

Жанры

Деловая литература

Детективы и Триллеры

Документальная литература

Дом и семья

Драматургия

Искусство, Дизайн

Искусство, Искусствоведение, Дизайн

Компьютеры и Интернет

Литература для детей

Любовные романы

Наука, Образование

Поэзия

Приключения

Проза

Прочее

Религия, духовность, эзотерика

Справочная литература

Старинное

Техника

Фантастика

Фольклор

Юмор